verzweifelter
ADHUC VIVO
третий день начинается наиболее поздно: мы наивно пытаемся выспаться, потому что не знаем, во сколько ляжем и ляжем ли предстоящей ночью. Ури2 обещал, что мы пойдём вместе с членами группы пить или поглощать десерты после концерта. после выявления всех логистических изысков (считаем остановки; естественно, сбились где-то на пятой; "скажите, этот автобус дойдёт до университета?" - "до какого именно университета?") отправляемся в BeitHatfutsot - Museum of the Jewish Diaspora. он находится на территории кампуса Тель-Авивского университета.
вообще, университетский кампус - это очень здорово, мне кажется. это организация пространства и перемещения "по-студенчески", это большая просторная община, этакий космос из непонятным образом не лишающих уюта каменных зданий, скульптурных композиций и пальм, отгороженный от остального города только контрольно-пропускными пунктами, охранники на которых говорят по-английски (но "тода раба" лишним никогда не будет).

не теряйте своего внутреннего культуролога!
сначала посетителя аккуратно введут в историю, белые гипсовые фигурки изобразят типичные сценки из жизни иудея, а потом бесчисленные визуальные объекты приведут тебя к единственно верному и, в общем, без того очевидному выводу: jews_are_everywhere. марокканские, литовские - какие пожелаете. особенно веселы средневековые миниатюры. особенно интересна часть, посвящённая XX веку - на не самые известные темы, и первые страницы Книги Бытия на самых разных языках. я ношу с собой листок бумаги (кажется, это был план музея) и бесконечно записываю новые английские слова. подозреваю, что 90% - термины, связанные с еврейской культурой, оттого и новые.
на самом деле, сравнивая с Еврейским музеем в Москве (хотя я была там на экспозиции, с еврейской темой не связанной) и Juedisches Museum Berlin, можно легко заключить, что специфика пространства везде очень, очень схожа. даже манера оформления стендов и содержание подписей к изображениям (музейный гифтшоп наиболее разнообразен в берлинском). хотя, может, дело не в тематике, а непосредственно в явлении современного музея. о залах, посвящённых Холокосту, можно даже не упоминать - художественные решения передачи эмоций (вы понимаете, что это едва ли возможно - для постороннего посетителя) ограничены - практически цитируют друг друга.
на первом этаже музея - aroma, называемая в сети "самым известным израильским фастфудом". впрочем, это явно не фастфуд в привычном понимании (не имея в виду, что там какое-то особо здоровое питание), а, скорее, подобие старбакса или чего-то вроде - багеты, сэндвичи (в духе "кофеина", а не mcd) и кофе-to-go. за окном очень, очень темно. мы выпиваем по большому стакану кофе - все средства для бодрости хороши, когда ты отправляешься на концерт любимой метал(ага!)-группы в другой стране и потому совершенно не представляешь, чего ожидать. собирайся я на placebo, мы бы этак с десяти утра дежурили у клуба, а сейчас примерно пять часов вечера - а мы довольно далеко. а что, если прогнозы не оправдаются и люди всё-таки собираются заранее? только бежать.
у КПП на выход - автобусная остановка. билет на автобус 289, который, предположительно, должен был довезти нас, конечно, не до самого "HaTa'arucha, 3" (мы молились чтобы то, что нам удалось найти на нашей карте и в google maps, было верным), но куда-то недалеко. дороги не то чтобы забиты (вечер четверга), но мы регулярно тормозим на несколько минут, так что нужное количество остановок отсчитать нам вновь не удаётся. по времени мы едем уже достаточно, чтобы рискнуть и выйти. рассматриваем карту и сворачиваем на улицу Ussishkin ("усишкин!" - хихикаем мы как третьеклассники). справа от нас водоём, отсвечивающий в темноте. мы идём вдоль него, мимо нас гуляют собачники и бегают спортсмены и худеющие, а около одной из тропинок стоит знак, который невозможно расшифровать иначе, чем "дорога для людей с пупусиками" (взрослый силуэт в шляпе держит за руку маленькую пухлую фигурку).

скопление зданий, среди которых должен быть клуб, внешне напоминает нечто, что могло бы оказаться пристройками к отелю Ритц-Карлтон. мы находим шоурумы, рестораны, даже mcd (главное правило идущего на концерт - вовремя найди, где справить нужду), а прохожие вокруг даже не понимают, о чём мы. мы блуждаем, наверное, полчаса во всех направлениях, выходим едва ли не на Dizengoff street, потом перебегаем улицу обратно, заходим куда-то вглубь. парковочная площадка, ресторан max brenner (до mcd мы уже не дойдём, заглядывайте на здоровье), продуктовый магазин. клуб reading 3 находится напротив, примерно на расстоянии ста метров от прогуливающихся людей в вечерней одежде ("а может, они тоже идут на концерт - на вип-места?"). белое одноэтажное здание, экранчик на внешней стене со слайдшоу предстоящих концертов, название на иврите, зелёными буквами, перед зданием - скамеечка. его было легко идентифицировать только потому, что мы внимательно изучили изображения в google и last.fm.
рядом с клубом - НИКОГО.
время - 6.50 p.m.
во всяком случае, никого из тех, кто мог бы идти на концерт группы, which is regarded as a Metal one.
Ури2 говорит, что приедет не раньше восьми - ему ещё надо дождаться конца рабочего дня и добраться до ТА из Ариэля. двери клуба откроются в 9. разогрев заявлен на 9.40, OL - на 22.30. после семи люди начинают понемногу подходить. примерно в 7.30 нас у дверей клуба не больше 10 человек. все, кроме нас - юноши в чёрном. мы даже не пытаемся прятать румяного мишутку (я) и немецких пэкманов (Юля) на майках. в клуб постоянно кто-то входит, кто-то выходит, даже слышны знакомые звуки - почему они так поздно проводят саундчек? никто не скрывает любопытства (btw, последний концерт OL здесь был 18 июля, а интерес и желание ходить у местных не уменьшается), всем хочется заглянуть внутрь - что каждый поочерёдно и делает, иногда не по одному разу.
на правом дверном косяке - мезуза*. ожидаемо, но на двери рок-клуба- чуть менее. начинаем спорить, сколько людей может прийти на концерт в кипе. приоткрываем дверь в зал, видим на сцене всех, кроме Коби, слышим - тоже (судя по всем фотографиям, репетиции/саундчек действительно в 90% случаев - без него). и мы сразу get excited. услышав не-иврит, с нами заговаривают два парня в кожанках, оба толщиной с пять меня. они тут же отчитываются, что на концерт приехали из Эйлата, а у одного из них Russian girlfriend, что позволяет ему блистать перед нами познаниями в базовой и нецензурной лексике. они готовы научить нас на иврите тому же, и мы уже не знаем, куда деться (в первом ряду очереди на концерт - как на подводной лодке). но вскоре нам понадобилась их помощь. деньги на нашем международном телефонном номере магическим образом растаяли, 8.15 p.m., наши билеты у Ури2, и мы практически открыто паникуем и "просим позвонить". Ури2 отвечает, мол, подъезжаю, скоро буду. я забираю у Юли рюкзак, в котором лежит фотокамера, и отношу все наши вещи ему в машину - куда нам их девать в переполненном зале? теперь мы, увы, знаем, что под сценой есть углубление, куда все желающие сложили свои сумки, куртки и что угодно. а мы остались без денег (не купили OL-майки) и без фотоаппарата (история с камерой на телефоне Ури2 - в следующих абзацах). Юля встречает нас новостями: пока вас не было, пришла мама Коби!
(ох, бесконечно гордая за сына Ирит Леви! остаётся непонятным - то ли она типичная еврейская мать**, то ли она всё же не просто not that orthodox***, а широких взглядов (конечно, если позволила сыну стать рокером, а не адвокатом!), и на концерт ходит скорее с позиции зрителя)
охранники выставляют ограждения и отодвигают столпившихся у двери на несколько метров назад. для того, кто хоть раз был на концерте до этого - знак: скоро запустят внутрь. в общей суете мы оказываемся не первые, но нам не надо показывать сумки для досмотра. корешок билета отрывают - мы готовы бежать. но бежать, кажется, не надо, хотя быстрый шаг тоже неплох.
клуб внутри раз в пять меньше даже arena moscow, что вызывает удивление с порога. и это в родной стране, где на них явно придёт огромное количество людей. пишут, что он рассчитан тысячи на три человек. на одну - максимум, а скорее, человек на 700-800, чтобы им было просторно и хорошо.
я нахожу глазами микрофонную стойку (около неё, конечно, уже толпятся ранее запущенные), думаю, на каком расстоянии будет стоять ограждение у самой сцены. зря трачу время. удивление усилилось на сотню градусов: у сцены_нет_ограды. люди стоят прямо рядом с ней, трутся об неё коленями и опираются руками. как это? не перестаю ссылаться на прошлый опыт, ограниченный практически только Placebo - на них это совершенно немыслимо. встаём там, где хотим - в первом ряду уже тесновато.
ждать разогрева уныло, но ждать, когда разогрев кончится - ещё более мучительно. для человека, который, в общем, не слушает тяжёлую в привычном понимании музыку, группа Hammercult является квинтэссенцией шума и фактора страдания. бесконечный гроул (скрим? что-то ещё?); толстый неопрятный вокалист, постоянно ставивший свой ботинок передо мной (не специально передо мной), так, что мне даже хотелось пристукнуть; попытки трясти головой и вообще изображать погружение в эту, с позволения сказать, музыку, провалились (хотя Юля была более успешным хэдбэнгером, и я развлекалась этим зрелищем). опасно стоять в первом ряду напротив вокалиста и выглядеть незаинтересованным.

*мезуза - футляр, внутри которого находится полоска пергамента с записанными на нём отрывками из Торы.
**многочисленные анекдоты о еврейских мамашах рисуют их патологически не оставляющими ребёнка без присмотра и советов и сводящими его с ума своей заботой вплоть до вынесения вердикта, подходит ли ему некто в супруги.
***в одном из интервью, помимо других вопросов на тему еврейства, Коби задали следующий:
-When your mother first saw your tattoos, did she try to guilt you by declaring “Now you can never be buried in a Jewish cemetery!”?
-Haha! Well, my mother is not that Orthodox, but I myself always find it myself a bit that the “Kaddisha” fellas will mess with my dead corpse after I’m gone.

@темы: tamoh temimah, life itself, j'essaie