• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: tamoh temimah (список заголовков)
01:22 

doubted to breathe the new Jerusalem.

ADHUC VIVO
"Sha'alu shalom Yerushalaim" / they asked for the good of Jerusalem
Shir Ha'maalot, OL's artistic expression of song of ascents, psalm 122 or whatever.


Начну с очередного экземпляра историй о доброте проявления еврейской идентичности.
-Good morning! - заглядывает Рон к нам часов в 8 утра, предварительно постучавшись.
-!בוקר טוב* - нечаянно произношу я.
-בוקר טוב, - широко улыбается Рон. -Что делать будете?
"Взойдём в Ерушалаим" - следовало бы мне, в соответствии со всеми инструкциями путеводителей и пр., ответить. Но я была весьма нейтральна в лексике - hm, we'll go to Jerusalem today.
Мы настолько обленились, что до центральной станции на улице Арлозоров едем на автобусе. На улице Ha'Masger мы отвлеклись на пончики в витрине и (всё же, не из-за этого) не смогли найти остановку - пришлось опросить всех окружающих, но успех нас ждал только с русскоговорящим мотоциклистом. Тахана мерказит утром выглядит несравнимо более дружелюбно, чем полтора дня назад. Автобусы до Иерусалима отходят более чем регулярно - мы пробиваем в кассе по 18 шкалим за билет в одну сторону (потому что обратно хотим ехать на поезде - туда мы не поехали на нём из-за того, что не смогли понять, куда именно он пребывает и где лучше выйти) и заходим в зелёные двери номера 480. На передних сиденьях едут трогательные ортодоксы с кипами под широкополыми шляпами. Ехать не больше часа - за окном шоссе, в почти полностью заполненном автобусе пассажиры, наверное, всех национальностей, в плеере включается New Jerusalem, и мы въезжаем.
Инструкции от Е. выглядели предельно простыми, на практике всё, кажется, даже не оказалось сложнее, разве что резко стало холоднее, я заворачиваюсь в Юлин шарф и не перестаю дрожать (это нам за то, что Юля смеялась над израильтянами в пальто и куртках - теперь стало понятно, почему они в). От нас требовалось пересечь проезжую часть, сесть на трамвай (друзья, не забудьте купить билет, предварительно отстояв очередь к автомату) в нужном направлении и доехать прямо до Яффских ворот, а далее уже делать что придётся и отправляться в любую сторону. Остановки объявляли попеременно на иврите и английском, на электронном табло они высвечивались также по-арабски (Юля помнит голосовые объявления по-арабски, я - нет). Наш трамвай пробирается сквозь бесконечные торговые ряды вокруг, уже которая остановка по счёту - а магазины, развалы и ларьки за окном всё не кончаются. Первое, что мы видим после сувенирной лавки на остановке - ряды больших глобусов, поверхность каждого из них оформлена по-разному, демонстрируя экологический проект. Юля радуется круглым объектам и немедленно начинает их фотографировать, я смотрю на песочного цвета стены впереди и усиленно ищу в себе чувство нахождения на Святой Земле - безуспешно. мы проходим через Яффские ворота, находим офис, где нам любезно выдают бесплатную карту, бродим по Альтштадт, попадая то в книжный магазин с весёлыми открытками, то в очередные торговые ряды, пронизывающие едва ли не каждый уголок внутренностей старого города. торгуют всем - едой, одеждой, сувенирами и чем-то совсем экзотическим, чего не ожидаешь увидеть на базаре.
позже я буду говорить Егору на вопрос о впечатлениях от столицы: базар, везде базар.
а он, усмехнувшись краем губ, ответит: ты же поняла, что он всегда таким и был?

я покупаю серёжки маме ("where are you from? from Holland?" - допытывается продавец), себе, потом нас ловит другой продавец с просьбой перевести на английский объявление о скидках в его лавочке. в благодарность он приглашает нас туда и на наших глазах изготавливает серьгу из имеющихся в плошке на столе материалов, в процессе рассказывая о семейном бизнесе и армянских корнях. "нравится? хочешь, подарю? вторая нужна?" - и он доделывает вторую. "одна - бесплатно, вторая - тридцать шкалим". 30 шкл - совсем не большие деньги, но взыграло чувство "поддался на развод/маркетинг", и мы, отказавшись, тут же выбежали из лавки.
мы набредаем на табличку "via dolorosa"**. рядом с ней стоят солдаты, напротив - загадочный basti restaurant. название напоминает о слуге из Coppelius, меню оформлены под модерн 20-х гг. (почему?!). мы заказываем лимонад и тарелку фалафеля с прилагающимися бонусом салатом, питой*** и ещё чем-то.
торговые ряды не планируют кончаться, куда не заверни - даже, кажется, via dolorosa** не свободна от них. в редких случаях ларьки с товаром, делающие типично узкие улицы ещё уже, сменяются вывесками отелей и хостелов. не то чтобы теряемся - но, во всяком случае, даже с помощью карты едва ли можем уверенно сказать, где мы. к каждому следующему повороту и углу становишься всё более осторожным - там может оказаться вход в квартал, куда_нельзя. мы находим пару прекрасных шарфов, безудержно торгуемся, разыгрываем из себя кого только не, притворяемся, что нас ничего не бесит и в конце концов осознаём, что, кажется, ходим по кругу. так, в общем, мы и не узнали, посетили ли мы типично-туристические места в этом районе, или нет - во всяком случае, цели этой у нас не было. играющие на ступеньках дети вызываются объяснить нам дорогу к western wall, выводят нас куда-то в сторону, говорят "теперь туда" и намекают, что неплохо бы им за помощь получить пару монет. я ссыпаю в ладонь парнишке все агорот****, какие нахожу, ибо всё равно не представляю, что делать с ними и путаюсь из-за них при счёте наличности. какая-то женщина (не спросили, откуда она) тоже ищет Стену, мы решаем сделать это вместе, но она ходит гораздо медленее нас. понадеявшись, что она всё-таки найдёт её, мы устремляемся в нужном направлении. на входе охрана досматривает вещи, после входа - громадная толпа, море голов в кипах.
мы некоторое время пытаемся понять, является ли нормой гигантское количество людей или происходит что-то особенное. последний день Ханукки - наконец соображаем мы.
вся левая сторона - для паломников-мужчин. около ограждения, за которое не заходят женщины, поставлена прозрачная коробка с одноразовыми белыми кипами - каждый, кто забыл свою, может на время пребывания у Стены одолжить (не слишком гигиенично).
"давай стащим" - "нет, ты что, это нехорошо" - "зато можно потом рассказывать внукам, как ты украл кипу у евреев!"
справа от нас площадка-возвышение, на которой проходит концерт. зрителям настолько негде встать, что желающие увидеть хоть что-то запрыгивают на бордюр и чуть ли не стоят друг у друга на головах, пытаясь влезть в освободившуюся щёлочку; особенно забавно в этом качестве выглядят юноши-ортодоксы/хасиды (?) (не перестающие напоминать нам нашего университетского преподавателя религиоведения) с подпрыгивающими вместе с ними пейсами. мы спрашиваем у кого-то: можно ли подойти к Стене? обойдите, отвечают нам, нужно идти направо. только тогда мы замечаем, что пространство у Стены делится на две половины гигантским хануккальным подсвечником, на котором уже нет незанятых свечами розеток.
у правой половины нет столпотворения - молящиеся женщины стоят друг от друга поодаль, все щели и выступающие части Стены усыпаны клочками бумаги. я достаю те, что просила меня положить мама. собираюсь написать свою - заканчивается ручка, на удивление долго ищем кого-то, у кого есть запасная и кто готов одолжить нам её. нахожу не самое заполненное углубление и ссыпаю туда все записки. женщина в роскошном белом пальто полулежит прямо на земле, прислонившись к Стене. темно, холодно, звёздно и даже не очень шумно.
не хочу сказать, что я таки обнаружила какое-то ощущение Святого места - нет. но, во всяком случае, мне подумалось - раз уж конвенции так сошлись, почему бы не использовать этот условный портал, чтобы поблагодарить высшие силы, которые трудятся мне на благо, кажется, без передышки.

в один и тот же момент мы находим выход и решаем, что неплохо бы направиться домой. у выхода находится автобусная остановка, более никаких ориентиров. мы даже не знаем, где примерно может находиться желаемая (какая-нибудь) станция поезда. подходит автобус. спрашиваем у входящей девушки, поможет ли нам посадка в автобус добраться до загадочного места, где можно сесть на поезд. девушка не знает, но, говорит, он точно придёт на тахана мерказит йерушалаим, и, скорее всего, поезда оттуда тоже отправляются. тода раба!*****
после очень пробочного маршрута (неудивительно) мы приезжаем туда же, откуда ушли днём. никаких поездов не наблюдается, обратно в Тель-Авив мы уедем на том же автобусе 480 за те же 18 шкалим. Юля совсем устаёт и засыпает, я смотрю в окно, в котором почти ничего уже, кроме световых пятен, нельзя разглядеть, и думаю, должна ли я из всего произошедшего делать какие-либо выводы.
Рон пишет сообщение, в котором приглашает нас на свой концерт, не сообщив, как нам добраться до venue при желании. мы отвечаем: вот, едем из иерусалима, наверное, пойдём (не хочется его обижать и отказывать), скажи, куда! молчание. когда мы доезжаем до всё той же центральной станции, но уже в ТА, Юля говорит, что устала и не хочет идти никуда, кроме дома, к тому же. нам нужно хорошо выспаться и качественно сэкономить силы для завтрашнего дня-концерта OL. я строчу Рону что-то отмазочное, он беспокоится, но мы (в который раз) убеждаем его, что всё в порядке.
мы решаем сесть на поезд и добраться, наконец, до ближайшей, согласно карте, к нам станции, Tel-Aviv HaShalom. прибывает двухэтажный поезд, мы едем всего одну остановку. выйдя с платформы, мы сворачиваем не туда, отчего оказываемся где-то за улицей Jabotinsky - там, где мы, ездит едва ли не с десяток разных автобусов, стоит пара громадных полустеклянных псевдороскошных то ли ТЦ, то ли офисных зданий (которых в ТА бесчисленно), через дорогу находится автозаправка (я делаю крюк через несколько пешеходных переходов, но добываю нам еду), мы почти не можем шевелиться (нас прогоняют со ступенек перед этим стеклянным, мы падаем на скамеечку на остановке), почти без надежды на ответ (у него же концерт, ему явно не до сообщений) и в предвкушении пешего тура не-знаю-куда (заглядывание в карту утомило едва ли не сильнее всего) пишем Рону, но он отвечает: автобус 42, остановка такая-то. проезд - 6,60, водитель говорит по-русски, остановка узнаваема, и от неё идти ещё не менее 10 минут. я злюсь и не понимаю, почему оттуда не ходят автобусы на остановку на Ицхак Саде, что, впрочем, уже бессмысленно, потому что мы, кажется, дома.

*boker tov - доброе утро.
**via dolorosa - дорога (уже улица), по которой, как выяснили (или договорились считать) в Средние века, Иисус шёл к месту распятия.
***пита - хлебная лепёшка
****агорот (ед. ч. агора)- денежная единица, по отношению к шекелю примерно то же, что копейка к рублю.
*****тода раба - больше спасибо.

@темы: j'essaie, life itself, tamoh temimah

02:16 

erste vol.2

ADHUC VIVO
На очередном углу напротив очередного am:pm мы находим кафе со вкуснейшим салатом под непредсказуемой этикеткой "сезонный", вдохновившись составом из сыра, орехов и ягод (30 шкалим, одной порцией можно накормить меня, Юлю и остатки ещё отнести Ури в Металшоп, но мы слишком обжоры для этого). Перейдя улицу наискосок, я покупаю два стакана свежевыжатого сока по 10 шкалим, и мы прячем их (как еду "не-из-кафе") под столом, словно мы какие-то гнусные воришки.
Наш дальнейший путь представляет собой в высшей степени бесцельное брожение (обойдёмся без намозоливших все зрительные части метафор про броуновское это самое), кажется, мы всё-таки добредаем до Шук Кармеля.
Рынок Кармель, как говорят хором путеводители, Егор и вообще все источники, знаменателен тем, что "там можно найти всё". Ремарка: вы представляете себе восточный базар? Так вот, это Восточный Базар. Если вас будут раздражать вездесущие зазывалы, если вы не в состоянии абстрагироваться от того, что цивилизованные товарищи называют "бескультурьем" и просто быстро проходить мимо особо назойливых продавцов - лучше не соваться, получите стресс. Впрочем, даже мой опыт трёхразовой (немного о глупости моих родственников) Турции и бесконечных пикаперов в столице Краснопрестольной в первый день куда-то спрятался - я только и делала, что раздражалась и хотела убежать. Юля пыталась (безуспешно) найти маленькую подвеску-хамсу, купили большую упаковку клубники - нам, тёплый жёлтый (жовто-блакитный, шуточки про Евромайдан прилагаются) свитер (25 шкалим, торг (и зачем?) не помог) - мне. Мы заглянули ещё куда-то (в поисках полотенца; вышли с полотенцем, термоштанами (Жеашек мёрзнет - 15 шкалим), глиттерными колготками (должен же быть глэмрокер в семье). Походы за покупками - вообще довольно утомляющее занятие, по рынку - особенно, но уходить домой в шесть вечера было бы довольно неразумно и уныло.
Мы вышли из рыночного пространства как раз на начало Rehov Allenby*, а там, а там - предпоследний вечер Ханукки, компания ортодоксальных евреев устанавливает громадную, в полтора человеческих роста, ханукию, подсаживает на плечи малышей, - малыши поджигают все свечи, кроме одной.
читать дальше
Мужчины в пиджаках, из-под боков которых свисают нитки талита, в широкополых шляпах, конечно, с отпущенными пейсами. Женщины одеты менее формально. Дети радостно выкрикивают нужные слова по команде старших.
читать дальше
Все берутся за руки и начинают кружиться по площади (по краю уже собрались зрители, и мы среди них), самодеятельно исполняя одну за другой традиционные песни. Последняя кажется мне странно знакомой, а потом я обнаруживаю, что уже допела вместе с ними до второго "бейадену ор ваэш". Это же Бану Хошех! - понимаю я и аплодирую громче всех. Радостных зрителей обносят сначала мешочком с дрейдлами (ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%80%D0%B5%D0%B9%...), а потом - коробочкой для милостыни. Мы действуем в соответствии с логикой: за доставшиеся нам в подарок пластмассовые жёлтые дрейдлы кладём пару шекелей в прорезь.
Настоящая, аутентичная Земля Израильская - put a tick, you've seen it.
Но домой идти ещё рано.
Музей изобразительных искусств работает до 10 вечера.
Было около семи, когда мы дошли как-раз-до-той-нужной-улицы - и почувствовали смертельную усталость, очевидно, совершенно не совместимую с походом в картинную галерею и заставившую нас свернуть на улицу Арлозоров по направлению к дому.
Дома, честное слово, не происходит ничего интересного: мы докладываем Рону, что у нас всё в порядке, стираем и развешиваем вещи, едим клубнику, ложимся спать.

*улица Алленби

@темы: j'essaie, life itself, tamoh temimah

02:28 

erste.

ADHUC VIVO
В первый день сотворил Бог обменные пункты, басиста Orphaned Land, пляж и клубнику.

Первое утро - правильно это или нет, но, во всяком случае, полезно и довольно предсказуемо - начинается с открытых страниц поисковых систем. Я ищу Leumi Bank (спонсор советов банка для обмена долларов на шекели - мальчик на букву Е), Юля пытается договориться о встрече с неким Юлиушем, парнем своей подруги, которому последняя передала через Юлю подарочки. Юлиуш не отвечает - Юля сообщает ему в оффлайн наш международный номер и наше примерное местонахождение, я наконец-то нахожу банк по адресу, более или менее нам понятному.
Мы выходим через дворы в противоположную ночному путешествию сторону - на бульвар Ицхака Саде. В am:pm, супермаркете на углу, знакомимся с ассортиментом возможной еды для завтрака (и прочих случаев голода), покупаем булочки, шоколадный питьевой йогурт (который я потом буду тщетно вытряхивать со дна бутылки), воду - купальники в рюкзаке создают амортизацию. Что интересного может происходить дальше? Идём, значит. Смотрим по сторонам, конечно, - насколько позволяет угол обзора, забегаем в самую середину толпы и суеты, едва не впечатываемся носами (!) в горячий бок автобуса (+24), рассматриваем вездесущие стройки и вездесущие пальмы - мы живём и находимся, наверное, в центре города, так что здания вокруг преимущественно очень высокие и соответствующего офисного вида.
-Юля! - окликает некто. Молодой человек с зелёным велосипедом из местного пункта проката действительно обращался к моей спутнице.
-Привет, Юлик! - отвечает она и суёт ему в руки заготовленный мешочек. Юлик выуживает из мешочка записку, читает, улыбается так, как улыбаются только при чтении любовных посланий.
Чудесная маленькая страна, говорим мы, вышел на улицу, пошёл в неизвестном направлении, встретил знакомого, как всё замечательно и удобно. Юлик полон решимости познакомить нас с городом. Он находится здесь два месяца из положенного года - на учёбе, проживая в некотором количестве километров от непосредственно Тель-Авива. Он без устали предлагает свою помощь и советы, чем начинает в определённый момент напрягать. Но в начале он был почти неоценим. Мы пересекли бульвар Ротшильд и обнаружили банк (не Leumi) после активных консультаций Юлика у всех прохожих - "они на ломаном английском, я на ломаном иврите". С суммой в триста долларов нас выпроводили и настоятельно порекомендовали отправиться в обменный пункт. Его было найти ещё легче - в теперь-уж-точно-центре (Шенкин-Алленби - ??), ну, во всяком случае, в месте регулярного скопления большого количества людей. Шекели были разрисованы до смешного ярко, а особенности изображения портретов важных государственных лиц на купюрах заставляли вспомнить шутку "У вас Jpeg". Самое важное, что мы сделали на этом отрезке пути - зашли в книжный магазин (с русскоговорящей продавщицей) и обменяли 39 шкалим на громадную, сложенную для продажи раз в пятнадцать карту Tel-Aviv-Yafo.
После Алленби и базарных рядов вокруг (и это ещё не рынок) мы как-то неожиданно для себя оказались на улице HaYarkon, с которой было связано важное для жизни и здоровья предостережение:
читать дальше
И вот уже мы делаем снимки вывески "Кавказа", предчувствуя сетования Егора на нашу безголовость.
Справа - оперный театр, перед нами, через проезжую часть - пляж.
Настоящий пляж, с божественно мягким песком и плещущимся Средиземным морем.
Мы аккуратно выпроваживаем Юлиуша в одному ему известном направлении, заверив, что справимся-не-потеряемся-обратимся-в-случае-чего и бежим переодеваться. На пляже садимся на край лежака, и с нас мгновенно требуют жестами денег - демонстративно мгновенно скатываемся с лежака в песок и строим фортификационное укрепление из рюкзака и кофт. One, two, 1-2-3-4! - забежать в холодную воду мне сложнее, чем Юле, поэтому мы задействуем рок-н-ролльные методы. Эмоции сидящих на берегу и наблюдающих за нами различны, и нам отлично видны - всё это разные степени удивления. Несмотря на усиленные попытки согреться в плавании, я всё же вылезаю на берег. Юля, умильно наплававшись, обнаруживает меня валяющейся в груде песка и успевшей настроить с десяток дворцов и далеков по окружности.
Часы сообщают, что наши одногруппники тем временем тяготятся семинаром по зарубежной литературе. "Сфотографирую тебя и отправлю преподавателю, пусть знает, чем занимаются лучшие студенты во время её пар" - хихикая, говорит Юля, ведь она-то сама тоже не там!
Песок настолько мягкий, что хочется в нём жить, или, хотя бы, по часу в день терапевтически ковыряться в нём в ожиданиях (от себя) новых построек.
Душ в кабинках для переодевания отсутствует, так что прибрежный мусор в волосах ждёт выселения до дома. Мы отправляемся на улицу Pinsker, в магазин Metalshop.
Немного истории: очевидно, что ребята из Orphaned Land не в состоянии обеспечить себе безбедное проживание исключительно игрой в группе. Коби, помимо прочего, пописывает статьи для обожаемой футбольной команды Maccabi Yafo
извините
и вообще всячески занят связанными делами, а басист Ури выбрал самое еврейское дело - приторговывание, открыв (некогда) магазин метал-рок-атрибутики. Там мы надеялись не только найти OL-футболки, но и забрать открытки с подписями. Немного другой истории: ещё летом я попросила Ури (того, что с фейсбука и из Ариэля, будем звать его Ури2) прислать нам еврейских открыток. "Я могу какие хочешь сделать, может, тебе нужны открытки с Коби?" "Конечно, нужны" - говорю я. Он добросовестно их сделал, выложил мне на стену в фб их снимки и обещал сунуть Нашим Друзьям (мою - Коби, Юлину - Ури), чтобы они расписались. Ури по причине его работы в магазине найти было достаточно легко, так что Юля свою порцию получила. С Коби же всё было сложнее, и Ури2 так и не удалось его обнаружить. Примерно за неделю до нашего приезда Ури2 ездил в Metalshop забирать все три наши билета на концерт и оставил в магазине наши открытки, о чём (спасибо) сообщил.
Начинается дождь, как будто сама погода намекает нам спрятаться от неё в Металшопе. "Ури, кажется, нет на месте" - сообщаю я Юле, и после моих слов за прилавком вырастает знакомая по множеству youtube-видео и фотографий борода. В самостоятельных поисках футболок не обнаруживаем, решаем спросить, встаём в очередь - пока стоим, набираемся смелости. На стенах висит множество плакатов и афиш, слева от входа - огромная фотография: OL на сцене с ливанской танцовщицей, держат флаги своих стран.
читать дальше
Памятуя о весьма посредственном английском басиста, сочиняю максимально простые фразы.
-Привет, Ури! - говорю я. -Хадар, ну, этот парень из Ариэля - он говорил тебе о нас (он и правда писал мне, мол, рассказал Ури о вашем приезде, последний был крайне удивлён). Так вот, мы - те самые девушки из Москвы.
-Wow, wow - отвечает Ури, видно, что он всё ещё под впечатлением. -Вы что, сюда ради концерта одного приехали?
-Ну, мы слишком хотели увидеть вас вживую и решили, что в Израиле лучше всего будет. К тому же, мы сможем посмотреть страну! Скажи, а у вас продаются OL-майки?
-Нет, знаешь, их-то мы и не продаём. Но перед шоу можно будет купить!
-Ок. А ещё открытки, ну, с автографами, картинками...
-А, да - Ури разворачивается, куда-то уходит и через минуту приносит нам два куска фотобумаги. На одном - Коби в костюме Иисуса (на обратной стороне пустота), на втором - израильский флаг (сзади подпись For Julia и кривая автографа).
Мы благодарим, раскланиваемся и уходим, не желая никого отвлекать.
Юля неудержимо смеётся, осознав, что она посетила обитель блэк-металла в майке с микки-маусами.

пауза в повествовании (жесте не конец, Турольд не умолкает).
j'vais continuer aussitôt que possible.
*продолжу как можно скорее.

@темы: tamoh temimah, life itself, j'essaie

00:55 

shalom aley'nu.

ADHUC VIVO
"I played a show, and someone came with a swastika on the shirt. I asked the promoter: 'On behalf of six million Jews, can you do something?' The promoter said he couldn't.

...so I went directly to the guy. I said: 'I'm an Israeli and a Jewish person, but before that I'm a musician and I just want to play my music for my fans, and I can't while I'm looking at that".

@темы: tamoh temimah

02:39 

я продолжаю. техническое.

ADHUC VIVO
Про самолёты и аэропорты рассказывать чаще всего скучно - settle all the formalities, "отправьте наш багаж сразу до Тель-Авива", "места вместе, пожалуйста", самолётная еда (обе порции съедает Юля), самолётный сок, самолётный чай, самолётный сон и самолётное чтение нескольких страниц Эренбурга и путеводителя. Рядом с нами - никого, самолёт заполнен максимум наполовину. Все стюардессы компании Aegean Airs (эмпирический вывод после четырёх рейсов с ними) как будто сбежали из фильма Альмодовара.
Прилетаем в Афины, аэропорт Элефтериос Венизелос - здесь нам предстоит ждать самолёта в ТА на протяжении шести часов. Выясняется, что в распоряжении транзитных пассажиров только один этаж (ладно, ещё часть нижнего, но там в наличии разве что ничего и стойка информации). Находим бесплатную питьевую воду и розетку, по очереди усаживаемся рядом с ней на пол (никто не реагирует), я пишу конспекты по дисциплине "зарубежная литература" и покупаю второй багет за пять евро, погибая с голоду, Юля смотрит сериал, найденный на позаимствованном у соседки нетбуке и спит на стуле.
Когда Юля просыпается, то начинает делать фоточки меня, сидящей в шали и безразмерной кофте в очках, в обнимку с ноутбуком на полу и сэндвичем в зубах, издевательски приговаривая: "Сфоткал малыша, пока он хипстер, люблю его!" У нас устают все конечности разом, и мы танцуем что-то неоформленное по всему периметру зала, я пытаюсь обеспечить музыкальное сопровождение афазическим текстом, в котором точно было слово "нарколепсия". Почему-то почти все объявления - про то, как кто-то потерялся и кого-то усердно ждут на посадку.
В зале ожидания рядом с выходом - кудрявые люди с подсвечником на обложке паспорта. В самолёта рядом с нами сидит пожилой грек, несущий с собой замысловатого вида чехол с, вероятно, музыкальным инструментом. Пара часов полёта, картиночно отображающаяся на экране, надоевшая инструкция по безопасности на них же, самолётный кофе и самолётные сливки. У меня мучительно закладывает ухо, и ни одна эгейская конфета, даже зелёная, не помогает.

Ladies and gentlemen, welcome to Israel.
Когда я написала эту фразу, во мне снова что-то перевернулось и оборвалось. Слишком невероятно. Слишком другой мир. Европа всегда на слуху, Европа привычна и желанна, Ближний Восток же - мягко говоря, неизведанное, загадочное направление, которое до определённого момента даже не представляло нужды и интереса. Первый концерт одной из самых любимых группы - за рубежом. Юля, вечно говорящая об отсутствии денег и потому об отсутствии возможности поехать куда-то дальше Звенигорода, рядом. Что это вообще, как это вообще. Интернет-новости в ленте друзей пестрели обсуждениями и подготовкой к концерту Placebo 10 декабря в Париже - и к другим, близким по датам. Лента твиттера сообщала о процессе подготовки однокурсниками домашних заданий и итоговых работ. А мы вот тут, в Израиль сбежали, и никто не знает.

Бен-Гурион, место, где Фархи сделал десятки чекинов, встречает нас получасом после полуночи 3 декабря, горизонтальными эскалаторами, по которым невероятно смешно ехать (мы воображаем себя послами), мозаиками и экспозицией фотографий спортсменов.
В пятитысячный раз обсуждаем, что мы говорим битахону (службе безопасности, о допросах которой ходят страшные истории, и не только в обсуждениях группы "Израиль с любовью". Мы рисковали представить особенную проблему, как одинокие девушки, едущие, к тому же, всего на 4 дня среди зимы - "скажу, что ты моя невеста". Плюс я не представляла, как объяснить специфику проживания, которая могла для них стать похожей на бордель - "скажем, что мы культурологи и, такскть, проводим полевые исследования"). Наша очередь подходит очень быстро, в кабинке сидит мужчина средних лет. Вопросы задают, конечно, по-русски. Зачем вы приехали в Израиль? Туризм и концерт, бодро, несмотря на ночь и мерзопакостно заложенное ухо, отвечаю я. Что за концерт? Orphaned Land. А где жить будете? У хоста. Что? (градус подозрения накаляется). Равницки, дом 7 - поправляюсь я. Мы получаем маленькую бумажку - это разрешение на въезд в страну.
Егор говорил: из аэропорта в город лучше приехать на поезде. Время - около часа ночи, наш поезд уходит в 01:50. Отлично, думаем мы и ищем кассу. Её мы вполне успешно находим, но поезд, который дойдёт до нужной нам станции HaShalom, как выясняется, будет не раньше пяти утра. Уточняем у женщины в кассах (после безуспешного тактильного консультирования у автомата по продаже билетов) - ну да.
Отчаявшись, звоним нашему хосту, Рону. Рон отвечает: сейчас попробую поискать, может быть, есть автобусы. Нет, увы, автобусов не находится. Возьмите такси, говорит он, это будет стоить 60-80 шекелей. Ну, поголодаем день, думаем мы, зато дома будем скоро - спать хочется ужасно. Таксистов рядом с аэропортом предсказуемо много, но расчёт автомата показывает сумму в несколько раз больше. Решаем спросить лично - ничего не меняется. Чтожеделатьчтожеделать. Ночевать на скамеечках, безусловно, можно, но кто бы знал, как не хочется (в конечностях ещё свежи воспоминания о стульях в Венизелосе).
Я открываю путеводитель в поисках карты. Смотри-ка, говорю я. Вот центральная станция - до неё как раз доходит поезд в 01:50. Наша - следующая. От нашей станции до дома идти недалеко. А от центральной станции до нашей можно добраться пешком, там практически по прямой. Сунули карту в билетный автомат, простились с 30 шекелями.
Поезд опаздывает на 12 минут, мы внимательно слушаем объявления, пытаясь выяснить, на какую платформу из двух нам нужно и какая по счёту остановка - центральная, попутно удивляясь людям в куртках. Да ладно, Фархи ходил в куртке в Перу, комментирую я. Но в России-то в свитере, парирует Юля.
Прибывает поезд, я затаскиваю чемодан, все места свободны, за окном почти ничего не разглядеть, кроме огней и шоссе. Мы всё едем, всё ещё едем, и никто из нас не знает, когда мы останавливаемся. "Ла ла ла савидор мераказ" - сообщает нам громкоговоритель. Нам выходить, и ты ещё будешь благодарить мои лингвистические способности, сообщаю я Юле.

Светящиеся башни ТЦ Азриэли видно уже отсюда. Мы выходим из поезда, и на нас обрушивается южная духота вперемешку с влажностью, ночью совершенно не мешающая и даже приятная, а вокруг растут пальмы. Покружившись вокруг выходов на шоссе и замысловатых перекрёстков, таки выясняем, куда нам нужно. Всё вокруг напоминает какой-то Геленджик, даже сквозь ночь заметно обилие строительных объектов и площадок, и местами присутствует характерный южный запах нечистот (но, кстати, очень, очень мало). На улицах виднеются не только автомобилисты, но и велосипедисты, и бегуны, и солдаты, и кто только не. Мы шагаем вдоль очередных пальм, пытаясь выяснить, как себя вести со здешним красным светом светофора - в приличном и законопослушном ожидании или не очень (полученные за два дня до этого водительские права прожигают мне российский паспорт и карман до кости каждый раз, когда я выбираю второй вариант). Шоссе Менахем Бегин, Каплан в другую сторону, перейти налево, ой нет, направо - белая помятая бумажка с нарисованной шариковой ручкой схемой развевается штандартом. Нас останавливает некто, заговаривает по-русски, пытаясь объяснить, куда нам нужно идти, но так и сумев вспомнить направление. Мы благодарим и почти с сожалением отвечаем, что зажигалки у нас нет. Сонхино, Тушия, Тверски, пятидесятый поворот налево после восьмидесятого направо и сто сорок четвёртого ожидания на светофоре, узкие улицы, по обеим сторонам которых навалено невесть что, в темноте не разглядеть.
-Эй, смотри, какие тут классные белочки на стене нарисованы, - говорит Юля.
-Эй, смотри, какой тут классный указатель Ravnitski на стене прибит, - отвечаю я. -Но белочки действительно отличные, отчасти потому и отличные.
На часах, наверное, полчетвёртого ночи. Мы заходим в нужный дом (на входе горит свет) - в глаза бросается жуткая разруха вокруг (район соответствующий), грязный лифт и всё такое прочее. Поднимаемся на лифте на второй этаж, на стене рядом с первой же дверью висит громадный национальный флаг. "Евреиии" - трогательно-восторженно шепчем мы.
В двери квартиры, где мы будем ночевать ближайшие три с половиной ночи, большая дыра внизу. Мы стучим ("но он же получил нашу смс о поезде и предполагает, что мы доберёмся?"), раздаётся собачий лай, и нам открывает Рон, высокий заспанный бородач. Короткий инструктаж, где что находится, кончается словами "So, I think, that's it, if you have any questions...". Но вопросов у нас не было, а было желание заснуть как можно скорее - что мы и осуществили.
*"тахана мерказит" - "центральная остановка", так что слово "мераказ" вполне себе идентифицируемо.

@темы: tamoh temimah, life itself, j'essaie, about a girl

00:35 

urgeschichte.

ADHUC VIVO
Собираясь ответить на вопрос, как мы провели время в Израиле, я подумала, что перед этим может возникнуть другой вопрос - "Почему именно там?", а он повлёк за собой уже попытки расшаривания и раскапывания среди слипшихся воспоминаний всей жизни момента, когда еврейский дискурс впервые в ней появляется.
Конкретного момента я так и не нашла, впрочем, могу предположить, что что-то совсем уж прото- - это родственники на семейных сборищах, пьяно включающие в проигрывателях хава нагилу и семь-сорок. Нечто несравненно более осознанное - вероятно, средняя школа, то есть период, когда мои мозги в принципе начали складываться и развиваться осознанно, более осознанно, чем раньше. Самые умные, самые хитрые, самые подлые, самые несчастные - наверняка вы тоже слышали с десяток эпитетов, которых удостоилась еврейская нация. "Евреи, евреи, везде один евреи!" - восклицают пародисты в куплетах, а ты интересуешься: а почему так? Это что, какие-то особенные люди? В чём их загадка? Но необходимости (впрочем, и умения тоже) действительно получить ответ не предвиделось.
Всё поменялось в университете - самым знаменательным событием и человеком среди всех в начале года стала девочка, не поступившая в СПбГУ на гебраистику, и потому от безысходности влюблённая в семинары по Ветхому Завету и Древнему Израилю, а также нашёлся умнейший мальчик-еврей. Чтобы узнать о мальчике, см. какой-то из предыдущих постов, но там не то чтобы что-то действительно интересное. Чтобы дать вам узнать о девочке, мне придётся вспомнить прошлую осень и формулировку "я хочу перестать бояться олимпиадников". Как все догадались, это Юля.
В силу непреодолимых обстоятельств (ладно, это была жалкая водка на праздничном столе) мы стали общаться больше, а потом ещё больше, и так или иначе вопрос о любви к евреям был затронут. "Почему, зачем, откуда этот интерес в тебе?" - интересуюсь я. "Я задавала те же вопросы, что и ты, о них, и очень хотела разобраться".
Всё оказалось очень просто и очевидно. Не то чтобы эта тема в наших разговорах и жизни планировала получать деятельное развитие. Хотя мы пытались записаться на иврит в ИКЦ и ещё куда-то, а также планировали поехать в Сефер, но первое потерпело крах - хотя это и не страшно, ибо чудо-вуз устраивает нам его с января (надеюсь!), а второе, во всяком случае, этой зимой, оказалось не то чтобы интересным. Одним словом, любовь эта была хоть и обоюдная, но довольно пассивная.
Всё снова поменялось, и дату вычленить уже проще - кажется, это 19 апреля 2013 года. Какой-нибудь платоник сказал бы, что из меня вылетела душа placebo и влетела душа OL. Я довольно бесцельно заглянула на страницу девушки по имени Elena Lyubchich, учащейся в Праге и добавленной в друзья из-за общей любви к placebo. Неизвестный мне друг скидывал ей на стену музыку и видео, подписав около одного - "вот тебе самый кошерный еврейский фолк-метал".
Под многообещающим описанием, заставившим меня заинтересоваться и ознакомиться, имелось в виду вот что:
читать дальше
Интересный клип, думаю я. Хорошенький солист, думаю я. Надо пересмотреть и показать Юле, думаю я. Юле закономерно нравится, я радуюсь.
Sapari tamoh temimah sapari nagil betemah. Поисковые системы благожелательно одарили меня латинской транскрипцией с сообщением, что транскрибируется не абы что, а йеменский иврит XVII в. Также выяснилось, что по-русски информации о группе чуть больше, чем нисколько, в сообществе вк активность можно оценить также. На fb, впрочем, что-то происходит.
Найденная фотография с миксом всех религиозных акцентов (мусульмане в позе иудеев и наоборот) и солистом в костюмчике а-ля Jesus Christ вызвала безудержный восторг и желание искать ещё и ещё.
читать дальше
С каждым следующим найденным лайвом, с каждой следующей найденной песней или фотографией я всё больше впечатлялась, а Юля - вслед за мной. Sapari ни в одном варианте (даже из Гельзенкирхена 2010 г.) не теряла своей красоты, и, в конце концов, мы воплотили свой восторг в начале мая в фотография их Владимира. Я истерически писала на руке va'yehi or (да будет свет), читала все доступные интервью взахлёб, пыталась разобраться в документальных видео на иврите без малейшего намёка на перевод и всё больше ими проникалась. Находилось всё больше и больше добрых историй, добрых фотографий - а каким словом ещё можно описать то простое, незамысловатое и даже "беспонтовое", что на большей части из них происходит? Профиль солиста сего восхитительного коллектива Коби Фархи имелся в фейсбуке и не содержал в себе ни миллиграммового намёка на звёздность, и эта потрясающая открытость, близость, особенно на контрасте с последними (и, в силу возраста, единственными сознательными) шестью годами пла-коммьюнити, трогала и "подкупала" невероятно. Сегодня он пишет, что планы на вечер отменились, и он сидит дома, погружённый в скуку, завтра заливает фотографии себя с накладными ушами микки мауса и нарисованными усами, а потом совершенно случайно находится известие, что они номинированы на Нобелевскую премию мира. Такая вот эклектика, такая мешанина - выступления на фестивалях для десятков тысяч человек, многотысячная армия поклонников на всём Ближнем востоке и клубы в маленьких европейских городах, опыт туров, концертов, разъездов и с кем-только-не встреч, вплоть до президента Израиля- и мальчишеский страх-восторг перед встречей с лидером Metallica ) Это - совсем не дисгармоничное - слияние не столько несовместимых, сколько странно невообразимых начал особенно привлекло меня в их творчестве и лично в КФ.
(их миротворческая деятельность, по сути, составляющая основу и костяк их существования как музыкального коллектива, - вопрос не праздный, но изученный, и я отдельно посвящала этому даже кейс по английскому в прошлом году - см. предыдущие посты по соответствующему тегу).
Мы торжественно скачали их DVD "The Road to Or-Shalem", столь же торжественно посмотрели (помахивая по время просмотра имеющимся у меня флагом Изр), пересмотрели, навосхищались, наобсуждались, написались обзоров (я) и пришли к выводу, что нам слишком нравится обилие сине-белых флагов, подсветка в форме Магендавидов и прыжки под Norra El Norra, чтобы не желать идти на их концерт. Знакомство с турдатами оказалось менее утешительным, чем можно было вообразить (а вдруг!) - в России последний (он же первый) раз они были в 2008 г. Но в июне 2013 г. они выпустили новый альбом ("All is One") и следующие полгода планируют его обкатывать и обыгрывать, то есть - вся Европа на наш выбор. В августе мы ехали в Германию, но увы, ничего близкого, кроме фестиваля (спасибо за максимум 40 минут, до свидания), не нашлось.
Копенгаген (дешёвый перелёт и дорогая виза)? Прага? Милан (и там, и там Юлины знакомые)? Анкара? Стамбул (безмерная любовь КФ к Турции)?* Чёрт побери, Сараево (не нужна виза)? Дублин (последний концерт тура)? Мы отчаянно искали авиабилеты, кажется, на все доступные для нас концерты европейского тура, и каждый раз цены оказывались примерно одинаковыми - предположим, 10-12 тысяч за return ticket, то есть на этом основании выбрать было проблематично.
В июне меня совершенно случайно нашёл и добавил на фб некто Juri Hadar, он же Ури из Ариэля**, при общении с которым выяснилось, что ребят из Orphaned Land он знает с незапамятного 1993 г., что девушка Коби была его одноклассницей, что он были у Коби дома, и траву с ним курил, и на trance parties они вместе ходили, и бессчётное количество концертов он посетил, и..., и... - и снабжал меня множеством забавных историй о них.
"Спроси у Коби, куда нам лучше ехать" - "Он говорит, езжайте куда ближе". Эй, парень, мы из России, нам везде далеко.
Так мы прозалипали лето на skyscanner.com и ничего (бы) не выбрали. Но они очень вовремя анонсировали концерт в Тель-Авиве 5 декабря, "на Ханукку!" - сообщала ремарка. Их родная страна, аутентичные условия, Ханукка, безвизовый въезд, билеты туда за 4 тысячи, обратно за 5 - всё, не считая учебного времени, было в нашу пользу. "Дорогая мама, не могла бы ты одолжить мне денег для покупки билетов в Израиль?" - писала я маме в августе из Германии, ожидая справедливого гнева за желание постоянных разъездов. Но последовала лишь финансовая помощь )) Кстати, обратный билет подразумевал 26-часовую пересадку в Афинах, оттого я за него ухватилась сразу же.
"ЮЛЯ
ГРОБЫ СТЕНЫ ГОЛГОФЫ СИНЕДРИОН
ЮЛЯ МЫ ТАКИЕ КЛАССНЫЕ БУДЕМ" - нескончаемо писала я своей спутнице. "Ой вэй, положила 750 шекелей!" - говорила я в ответ на просьбу перевести денег. И всё такое.
И никому не скажем ни за что, чтобы не сглазить! - заключили мы.
Ну ладно, примерно за пару недель до отъезда я поделилась информацией с Егором. Но тут молчать было, сами понимаете, невозможно ) Он вручил мне увесистый путеводитель Insight Guide и без устали отвечал на мои вопросы, блещущие тупостью, вроде "как доехать из дома до аэропорта в шаббат и не облажаться?" Не будьте такими же классными, как мы, не покупайте билеты на такое время! )
Греческую визу мы получили почти без проблем - изначально подав на транзитную, обнаружили, что она отменена (нам об этом сообщили по телефону в посольстве, и нигде более информации мне найти не удалось), во вторую попытку работники визового центра грубым росчерком замазали все мои бесчисленные прежние имена, фамилии и отчества, которые я старательно выводила, дабы доказать, что я - именно тот человек. за которого себя выдаю, а потом удивлённая женщина из консульства по телефону интересовалась, что мы собрались делать в Греции один день.
Через Couchsurfing мы нашли доброго музыканта, пищушего, что ему, мол, всё равно, чем его гости занимаются, it's rock and roll all around. Отлично, говорим мы, не будет приставать и требовать активного вовлечения.
Я купила шампунь, пахнущий - как пишут, прованскими травами, как кажется - именно тем, чем должно пахнуть на Ближнем востоке всё, мы собрали все необходимые пожитки (мой чемодан - 12 кг, вмещает целиком моим вещи и наполовину вещи Юли) и утром в понедельник, 2 декабря, сели (по настоянию моих родственников) в такси до аэропорта Домодедово.

*итоги: какие мы молодцы, что не выбрали ни то, ни то (хотя могли бы, ибо как минимум бесконечно положительный настрой КФ и Ко гарантирован). Ибо: перед Анкарой Коби неясным образом профейлился и потерял голос настолько, что коммуницировал с людьми разве что через фб и делал трагические чёрно-белые фото в повязке instagram.com/p/fIk1H4Gz0Y/. К Стамбулу он как-то (по волшебству, не иначе, это всё малиновая вода и иисусьи кудряшки) пришёл в себя и пел там Estarabim (турецкий рокенролъ), чем очень радовал публику, но европейцам (а мы всё же больше они, чем другие) там однозначно не место - слишком восторженно потом он пишет об "арабах, палестинцах, сирийцах, египтянах, турках - и все здесь", чтобы нарушать эту чудную (без сарказмов) ближневосточную идиллию ("the rarest thing that can happen is happening right now") и встревать.
instagram.com/p/fVNA7ymzxg/ - "My beloved istanbul. Israelis on stage while crowd consists iranians. Syrians. Egyptians. Tunisians. Palestinians and turks of course."
NB: с этой несчастной Анкарой имеет место также история, заслуживающая упоминания хотя бы в неизбежном контексте (святые угодники, когда я прекращу сравнивать) Placebo. Все эти оппозиции выходят непроизвольно, уж очень иллюстративно. Некий товарищ написал КФ на стену в фб, мол, я приехал из Аданы (неясная глухая местность в Турции) в Анкару, ждал этого чёрт знает сколько лет, наконец накопил на все билеты, и вот я здесь - а вы нет, и концерта нет, и ничего нет. "Ох, дружище, I was badly ill" - (безграмотно, ибо кто ж сочетает наречие с именной, а не с глагольной частью речи? Только мой любимый еврей со своим Sometimes-Broken-English) отвечает ему Коби. "Но, хочешь, приезжай в Стамбул, будешь нашим почётным гостем. Футболку подарим тебе, диск, все дела. Можешь?" - продолжает он. Парень, к сожалению, не мог уже никуда. Но. Но. Сам факт. Извините, но раз уж я начала: вот так написали бы Молко (миллион прецедентов) - никто не считает, что он притворяется и отмазывается от концертов, не настолько мы упороты. Но реакция самого солиста. А. Половина планеты - почётные гости концерта Placebo. Я, в общем, тоже.
спойлер (предсказуемый): Фархи = максимально возможный в его положении сгусток добра. Луч добра. Воплощение добра. Что хотите.

*дорога от Тель-Авива до города Ариэль занимает от получаса до часу по разных сведениям. Туристические сайты более оптимистичны, наш товарищ Ури более мрачен.

@темы: tamoh temimah, life itself, j'essaie, about a girl

16:29 

to catch, to capture, to captivate.

ADHUC VIVO
19:22 

Кудри вьются до лица, Коби Фархи молодец.

ADHUC VIVO
В скором (или нет) времени я, конечно же, напишу о прошедшей неделе. О Тель-Авиве, Иерусалиме и Афинах, если говорить о локациях.
Но если вкратце, интригуя и отмечая то, без чего ничего, совсем ничего из вышеперечисленного и вытекающего не произошло бы и то, из-за чего всё началось -
Берлин породил чудо, такое чудо, которое только столица этой страны способна была выплеснуть. Чудо называется Coppelius.
Ближний Восток тоже имеет свои чудеса, и в Израиле именно таким чудом является Orphaned Land.
Будь благословен тот день, когда я посмотрела видеоклип на Sapari.
Спасибо миру за то, что в нём существуют Коби Фархи и его друзья.
Невероятная концентрация добра.


@темы: tamoh temimah

00:31 

шустрые внезапные еврейчики.

ADHUC VIVO
OL будут в Петербурге 28 марта, в Москве - 29.
Внезапность всех внезапностей посреди попытки сделать латынь.

Не столько пафосно, как если бы это было одно и то же место, но степень пусечности всё же присутствует.


@темы: tamoh temimah, sounds of laughter shades of earth, такие дела

23:30 

ADHUC VIVO
Заглянули вечером на презентацию Вышкинского варианта ЧГК для первокурсоты, послушали забавного дядю-знатока, поиграли сами (существенно улучшили левел с февраля!), ибо мы любим упоротые вопросы, но ещё больше я люблю упоротые вопросы по Вагнеру и Гашеку.
Стоило потом остаться в пустом малом зале КЦ, дабы похвастаться перед Юлей, что я хотя бы как-то сыро, но целиком осилила Morgenstimmung, обругать пианино (бедный Сергей! не представляю, как он играет), а потом парой аккордов ради развлечения обнаружить, что аккомпанемент для bitten danken petitieren практически нотка в нотку повторяет его же для sapari. Прошу простить мне всеэти унылые посты, но я, в общем-то, живу ради подобных эпизодов совпадений, мне кажется, что в них и заключён эот самый загадочный смысл и счастье моей жизни, если таковые есть.

@темы: life itself, tamoh temimah, К-hilft, нихт фергессен, ягеллониан

20:58 

ADHUC VIVO
19 сентября Orphaned Land играют добавочный (организовали почти сразу же после sold-out билетов на 18.09) акустический (!) концерт в Берлине (!).
В принципе, можно уже начинать плакать. Но они решили ещё покуражиться. Сегодня выяснилось, что они приглашают местных ребят играть с ними. И один из тех, кто будет принимать участие - Каспар, кларнетист/вокалист дьявольски (тм) чудесных Coppelius.
Да, теперь точно можно начинать.
Желание урвать хоть крошечную пылинку этой концентрации волшебства заставляет не терять веры в онлайн-трансляцию или хотя бы сносного качества запись. Или пойти на элитную панель.
приготовьтесь страдать

@темы: К-hilft, tamoh temimah

01:15 

скудно.

ADHUC VIVO
Могу вам показать своего еврейского друга. Ему 32, он знает Коби с незапамятных времён 1993 года, это даже раньше, чем я родилась, у него странный юморок, но иногда это даже смешно. Если он только не начинает звать меня "Полинушка Фархи".
Его зовут Ури.

Я разговариваю с Петром, Пётр хвалит мой кейс, исправляя два залипа в грамматике (как только Бурова их пропустила?)

Я сажусь в машину к новому инструктору, у него за зеркалом заднего вида висят чётки. Чёрные такие, недлинные, уютные. Ругать православие нынче модно, но знаете, так здорово без дурацких икон в автомобилях. Инструктор говорит, что я к успеху иду (тьфу-тьфу!).

Ходили вчера с Ильёй в Метрополис искать ему штаны, а мне нечаянно нашли купальники, и я, конечно же, купила их в свойственном стиле "сделки года", потратив на две штуки девятьсот рублей. Ибо я могу купить штаны за десять евро, а конвера - за пятьдесят, и это при том, что дешевле семидесяти их найти проблема. Всё дело в том, что я берегу своего внутреннего еврея, вот сейчас шаббат, а я нечаянно сочинила несмешной анекдот про рош-ха-шану, которая будет иметь место уже в среду.
Явился Илья (accidentally!) в образе какого-то КФ - характерная небритость, отличные (не знаю, каким образом ещё можно это охарактеризовать) джинсы, смешная футболка, торчащие вены и браслетики-побрякушки.

Я понемножку в шутку схожу с ума, нашла собственный рецепт - слушать Грига и Вагнера одновременно. Не могу играть Morgenstimmung спокойно, на середине строчки останавливаюсь, выдыхаю, чуть не плачу, слишком хорошо всё это, слишком замечательная музыка, а я позорный игрец. Нашла в нём два ну совершенно, типично вагнеровских аккорда, теперь думаю, что жила не зря, безостановочно их нажимаю туда-сюда, туда-сюда. Если прибавить к этому вариацию на тему аккордов Where did you sleep last night? Нирваны, которая как-то сама собой сложилась у меня в первый вечер в Дрездене на хозяйской гитарке, то совсем страшно становится. Тем большей убогостью кажется использовании увертюры из "Тристана и Изольды" в "Меланхолии", она тоже ведь крутилась туда-сюда, и это ужасно.
Всё-таки высший пилотаж - уметь облекать всё это, это всё, знаете, такое ужасающе беккетовское "это всё" в слова. И если с восхищением человеком, телесностью, короче, чем-то примитивно-эмпирически первично ощущаемым можно что-то поделать, надёргать эпитетов, в конце концов, притянуть за уши качественные характеристики, то с музыкой всё сложнее, запутаннее, неопределённее, неосязаемее, эфемернее, если угодно. Она утекает из-под пальцев, ускользает её смысл, не собирается он тебе так просто открываться. И если так пойдут дела, ты при всём своём желании и своей любви не сможешь написать годный текст и продать знания. Но раскопал же как-то Хайдеггер бытие (хотя он уже которую страницу не может подступиться даже к тому, как правильно задать вопрос о нём), зацепил его и раскрутил. Всё можно, всё дозволено в этом поле.

Прошу простить. Сегодня 2001-й День рождения одного из самых несчастных и непонятых созданий на земле, третьего императора Римской Империи Гая Германика, более известного под довольно чмошным агноменом "Калигула". Ни одному, даже самому клинически свихнувшемуся принцепсу не понравилось бы, если бы его звали, мол, эй, Башмачок! То-то же.

@темы: sounds of laughter shades of earth, life itself, j'essaie, incoherence, i fucking love history, english, motherfucker! dost thou speaketh it?, tamoh temimah, рим спасен и мир спасен

21:55 

ADHUC VIVO
Заделалась админом, но каким-то бесфункциональным, видимо, модератором - в вк-сообществе OL. Написала пару новостей, предварительно спросив разрешения у всемогущего Петра, после чего он предложил мне делать так и впредь.
Теперь сомнения - Коби на фб пишет слёзные посты на тему того, как он не может качественно высушить руки в общественном сортире в машине с горячим воздухом, ему предлагают вытирать руки бумагой, на что он трагически отвечает: "Там нет бумаги!", и, видимо, на последущий вопрос, как же он вышел из положения, следует трогательное признание: "Руки вытер об штаны, а лицо об рубашку".
Засим постить или не постить?

Простите, минутка бездумных развлечений. Так-то мы гуляем по Нюрнберг-Альтштадт и гладим котов.

@темы: такие дела, tamoh temimah, about a girl

09:57 

shalom aley'nu. заячье.

ADHUC VIVO

@темы: tamoh temimah

08:56 

semi.

ADHUC VIVO
Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь.
Песн. 8:6.


O ven! ama!
Eres alma,
Soy corazon.
Gwynplaine - à Dea, "L'homme qui rit", V. Hugo.


Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри.
Ин. 1:46


you're not eloise who drives her pierre crazy
and messes things up
bringing both them to death
with no ransom existed
you're bathsheba
whom to get
I just need to reach out my hand
and take you
and no one suffers
you're ruth who will follow me
in my faith
wherever I go
what a rocky road may be
through fire and water
through storms and floods
you're rebekka who pours water
taken from abyss
onto me
purifying me
redeeming me
you're beatrix
a guiding light
when I'm lost in swamps
lost in catacombs
and I'm finding my way
from the clot of pain
through fire and water
through storms and floods
calling for eternal force
which keeps wandering
through space and time
through fire and water
through storms and floods
you're drunken fencing
with gauguin
the one which turns insane happy
never fails to do it again
set on fire, drown in water
pray for flood, raise a storm
how else can I show
no dimension can change
that you're mine
put you as a seal upon my heart
you're mine.

Симени ке-хотам аль-либех, ке-хотам аль-зроэх: ки аза ке-мавет аhава

@темы: j'essaie, english, motherfucker! dost thou speaketh it?, about a girl, tamoh temimah

23:26 

ADHUC VIVO
простите, простите, если кто-то вдруг читает, что я не пишу интересных постов про жизнь.
у меня на самом деле весьма заунывная жизнь и считанное число хобби.
я устала от производства текстов на всевозможные темы. как умственно - хочется уже не производить, а некоторое время потреблять (удовольствие от чтения философских текстов не для семинара сравнимо не представляю с чем, так и физически (руки, рукиии, хоть в ванночке вымачивай)
но я обещала писать и про владимир, и про парсифаля, и про что только не.
про любовь, может, напишу.
всё же за год я писала мало. а думала и обсуждала - достаточно.

так что пока покажу ещё одну красивую-красивую. ценность песни с первого альбома 1994 года, надеюсь, можно не объяснять. для меня такие экземпляры всегда ценны именно поэтому. неизъяснимо. и текст. всегда читайте текст, просит нас Коби.
конечно, о чём речь.

@темы: tamoh temimah, ягеллониан

23:41 

нет, я ничего не имею в виду.

ADHUC VIVO
просто очень добрые фотографии такого плана всегда выходят.

Kobi & Yossi

@темы: sounds of laughter shades of earth, tamoh temimah

02:29 

ADHUC VIVO
Хен залил фоточку на фб и в твиттер, и вроде бы ничего особенного, но он подписывает: "Brothers :)".
И что-то внутри меня начинает раз за разом воспроизводить чей-то давний комментарий с фб: "My family that I've never met."
Они такие счастливые в этом туре, ей-Элохим. У них так всё хорошо.
Тьфу-тьфу.
господи боже, фархи, побрей щёки, что ж всё так грустно

@темы: sounds of laughter shades of earth, tamoh temimah

19:01 

если это не прекрасно, то что?

ADHUC VIVO


Хен в кипе, Фархи в шляпе, Шмуль в венке, какие-то смешные парни, зажигание меноры и песни!
Мы вот с малышом получили мириад положительных эмоций при просмотре.
Интересующимся рекомендую смотреть полностью.
Люди просто затянули banu choshech и ничего не подозревали, а божественный Фархи под конец её спел. Спел песню на Хануку в OL-обработке.
Охуенность этой группы не просто зашкалила, а я даже не знаю, как это назвать.

@темы: tamoh temimah

18:46 

lock Доступ к записи ограничен

ADHUC VIVO
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

ферцвайфельтер

главная