• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: j'essaie (список заголовков)
00:42 

ADHUC VIVO
когда муэдзин поёт с чердака,
стены песочные крошатся как пирожное
выстраивая новые, звенящие
в громадный этаж высотой
волны шумя, топят пятки арабских детей
солнце испаряет крови декады две
шма исраэль адонай элоэйну адонай эхад
- мур

стены растут бетонные
в четвёртый этаж высотой
ладони холодные мокрые
путаются в шерсти холстине кудрях молоке
когда поют камни,
du stoerst mich nicht
шма, исраэль -
не грызите, волки, руки любимому моему.


читать дальше

@темы: j'essaie, tamoh temimah

10:12 

ADHUC VIVO
Я исписала весь твитор жалобами на высокие цены на апрельский перелёт Москва-Тель-Авив-Москва - и нечаянно улетела, во второй раз за пять месяцев. Нечаянно сходила на концерт двадцатилетия первого альбома. Нечаянно поиграла в тфп-модель на пляжах Бат-Яма, впрочем, не очень успешно. Нечаянно оказалась в доме датишной девочки, с которой ломала мацу и провожала шаббат.
Нечаянно произвела на всех впечатление если не местной, то без пяти минут репатриантки, которой не верят, что у неё ни знания языка, ни (наверное) корней.
Всё это, безусловно, требует освещения. Завтра начинаются каникулы, и я обещаю. Мне очень хочется говорить об этом. Мне постоянно требовалось что-то фиксировать, сижу я в каком-нибудь саду Иакова в центре города, или под цветущим сиреневым деревом недалеко от музея искусств, или на пляже по направлению к Яффе - и вечная нужда писать заметки. Кажется, всё это было восхитительно и полезно. Не найдя решение главного вопроса, я нашла всё что угодно помимо.

@темы: j'essaie, tamoh temimah

00:32 

эпоменэ стаси сюнтагма.

ADHUC VIVO
я тащу из самолёта прилагавшиеся пледы, "чтобы заворачиваться в них как в тоги".
утро субботы 7.12 - снова сидим на полу в Элефтериос Венизелос, сгрызаем чёрные печеньки oreo с базара, запиваем бесплатной водой, отдаём чемодан в камеру хранения, запасаемся у добряка-афинянина в справочном бюро картой и инструкциями (которые даже не очень пригодились), выходим - и сразу видим надпись "προς μετρο". этому языку не потребуется транслитерация. с конечной "аэродромо" нам нужно ехать к развалинам - до площади Конституции (Синтагмы).
садимся в пустой поезд, ждём отправления - за окном пейзаже не хуже швейцарских. может, всё дело в том, что моё желание попасть в Швейцарию сравнимо с обсессией. но горы, небо и это всё - совсем не то скучноватое деревенское и перенасыщенное цветастостью, какое обычно видишь на Балканском п-ове. а как раз то, что ожидается увидеть там, где когда-то была античность.
кажется, не меньше чем через час, за который поезд успел забиться людьми (в центр города всё же направляемся) и заехать с улицу в тоннель, мы, предварительно, согласно советам ну-угадайте-кого "понаслаждавшись греческими названиями остановок", слышим нужное "επομενη σταση Συνταγμα".
выходим из метро, и нам кажется, что рекламщик у входа кричит: "На пары! На пары!" тут же нам выдают рекламу центров сдачи IELTS - не смешно.
здание Парламента - на другой стороне улицы, но сейчас мы идём совсем не туда. в ящичках на деревьях/столбах лежат карты центра. все объекты, вроде бы, совсем рядом, но иногда кажется, что они расположены так затейливо, что приходится смотреть во все карты, какие есть, и, конечно, в очередные заметки от Е. после прохождения уровня "Leoforos Amalias" нужно перейти дорогу, чтобы обнаружить храм Зевса Олимпийского (что уж осталось от), Арку Адриана и, если получится, - National Gardens, где находится восхитительный памятник Дурному Лорду, считающемуся, после всех сумм и сил, что он потратил на армию освободительного движения, национальным греческим героем - этот пункт пока что самый смутный в топографии.

суббота, четыре утра. я поворачиваю голову направо и вижу самого волшебного из живущих.
суббота, одиннадцать утра. я поворачиваю голову налево и вижу памятник одному из волшебных, уже почти пару веков не живущему.
осмотрела со всех сторон, читала Beppo про себя и вслух, сфотографировалась с ним, без него, его без себя, с одухотворённым видом, с хипстерским видом и т.д.
отхожу, чтобы посмотреть фото - и тут же к монументу подбегает очень-туристического-вида пожилая пара, радостно фотографирует. я подхожу и нехорошим тоном спрашиваю: вот вы фоточки делаете тут, а вам нравится этот поэт, да?
они: да, очень!
я: и что вам у него нравится больше всего?
они: ну...всё!
я думаю: ммм, яснопонятно.
спрашиваю: откуда вы?
они: из Израиля!
и сразу перехотелось беситься.
"-шалом! -шалом!"

заходим в кассы, нам предлагают купить входной билет на все исторические объекты в комплексе (находящиеся тут, в центре) за 28 евро, мы жмёмся, кассир случайно видит ISIC и говорит: так вам за три евро билет на всё сразу полагается!
дай еврейскую пять!
+11 градусов. посетителей на территории почти нет. с внутренней стороны забора - колонны возрастом около пары тысяч лет, с внешней - выглядящие старыми обычные каменные/кирпичные дома высотой этажей в десять. контраст очевиден, но немногое архитектурное - настолько древнее! - выставляется не за стеклом/верёвочкой музея. и ладно, пусть даже здесь есть верёвка или решётка. ты перешёл дорогу по светофору, увернулся от машины, пересёк трамвайную линию - а тут руины Олимпейона as they are. при всём скепсисе и банальности переживаний - они, во всяком случае, есть.
Юля смешно радуется относительно знакомых по учебникам МХК сюжетов и иллюстраций. я рада, что она здесь. когда-нибудь она должна же увидеть то, ради чего и о чём выпахивала, вживую.

мы проходим по улице Дионисия Ареопагита, идём к Акрополю, к Парфенону, к агоре - и тут народу становится в разы больше. сидим на камнях, играем, что мы пришли в античный театр, сначала решаем увезти камешек, потом догадываемся, что их тут могут специально разбрасывать ежедневно. Парфенон "ремонтируют", детальки карниза напоминают Лего.
на Акрополе бегают коты - как эрмитажные, только акропольные. Юля восторженно хватает котиков, я старательно документирую. спускаемся вниз, поднимаемся наверх, перегибаемся через барьер - и там уже не балканские красные домики, и не нюрнбергская черепица, а круглые крыши, православные кресты и блочные/панельные дома.
я достаю Илиаду.
Юля фотографирует всё, что видит (её можно понять).
мы устаём и отправляемся на поиски еды, не забывая хихикать над надписью "Εξοδος" (здесь - "выход") и выражать всё с помощью известных нам греческих слов типа фюсис, мимесис, аретэ и калос кай агаthос. набредаем на случайный супермаркет, у которого я не посмотрела названия - а зря. набираем кофе, оливкового масла, хлопьев Special K с ягодами и страчателлой, вкусняшек И ЭВКАЛИПТОВЫХ ЛЕДЕНЦОВ.
разумеется, в таком месте без труда можно найти кафе. с этим трудностей не возникло, но пришлось долго выяснять, что из написанного в меню у них существует. существовало совсем немного.
четыре часа дня. мы не посетили всё, что могли по билетам, но сил уже оставалось не то чтобы. мы выходим и идём случайным образом. находим развалины Библиотеки Адриана (можно смотреть через ворота), блошиные рынки (где я наконец-то нахожу сандалики своей мечты) - маленькая девочка просит купить у неё пачку бумажных платков за евро, я беру платки и ссыпаю ей в ладошку всю мелочь.
чудесные крошечные улицы. чудесные крошечные дома. виды, виды, виды, горы, небо, холод, столица греции. мы где-то между Синтагмой и Монастираки.

давай съездим на Эгейское море - говорю я. с трудом уговариваю Юлю всё-таки поехать. на карте находим станцию метро, расположенную почти на самом берегу.
по пути до метро срываем с дерева апельсины.
выясняется, что метро составляет только часть пути, а дальше - дуалистичный трамвай. мы далеко не с первой попытки находим остановку и всё-таки уезжаем не в ту сторону. выходим - совсем темно - идём в предполагаемую сторону моря, но шума воды не слышно и с другой. панически спрашиваем у юной леди, выходящей из магазина, она гордо демонстрирует находящимся рядом взрослым свои познания в английском, отвечая, что мы вышли на этак семь остановок раньше. пытаемся исправиться, но в вагоне нет светящегося табло с названиями остановок, а громкоговоритель едва ли слышно - и в середине пути заходит шайка отвратительно шумящих мальчишек, которые так заглушили его, что мы пропустили все остановки, и эта экспедиция стоит на втором месте в рейтинге тупых поступков, совершённых за поездку, т.к. там пришлось ехать до конечной и потом обратно. правда, мы встретили украинскую бабулю, которая была очень рада русской речи.
полчаса ждём поезд до "аэродромо", забираем багаж и спим на стуле по очереди - боимся проспать, но неудобства положения (в прямом смысле) не дают продлиться сну больше, чем часа полтора за раз. в три часа решаем встать, я пользуюсь последними бесплатными минутами вайфая - телевизор за спиной крутит мультик, где герой громко сообщает this is the first time he misses the deadline! обижаемся на так нескромно троллящее мироздание.
за стойками регистрации никого нет, но есть работающие автоматы. радуемся отсутствию очереди, помогаем разобраться пришибленного вида женщине.
только чемодан, следовательно, сдавать нам некому и некуда. но, может, тут внезапно изменились порядки. доходим до финальной стадии - и работник просвечивающего аппарата смотрит на меня и на мой чемодан по очереди с одинаковым ужасом: IT'S FULL OF LIQUIDS!!!
Я: ну, а куда мне было их деть.
немедленно возвращайтесь и сдайте!
следующий час мы настойчиво ищем выход из зоны (вместе с вышеупомянутой женщиной, которая говорила, кроме русского, по-гречески и имела паспорт ЕС), опрашивая всех работников по очереди, еле-еле находим, печать о выезде зачёркивают и ставят новую - мы даже успеваем зайти в аэропортный макдак.

в Салониках очередная посадка - забираем порцию людей, и самолёт первый раз из четырёх становится достаточно заполнен.
летим над Одессой - и не произносим фразы без "таки", а когда Юля разбирается с механизмом откидывания спинки кресла, то сообщает:
-я таки поняла, как это работает! таки за бесплатно!
кажется, всё. никаких welcome to Russia. я еду в такси (меня забирали как пассажира из Салоников), и мне звонит лицейская учительница английского, чтобы пригласить на какое-то мероприятие. Отлично, Наталья Петровна, говорю я, мне как раз нужно с Вами встретиться, я только приехала и привезла Вам очередных специй.
-Откуда приехала? - интересуется она.
-Из Израиля, - выдыхаю я.

@темы: j'essaie, life itself, romantism&co, tamoh temimah

02:10 

финале.

ADHUC VIVO
четвёртый день - не так мало, как иногда бывает у приезжающих ради только концерта, но очевидно недостаточно для этой земли. ключевые слова: днём погрузились сперва в рынок искусства, затем в рынок еды и вещичек, а ночью - в сюрпризы.

Рон с утра немедленно интересуется, как прошёл концерт. воспроизводим все вспомнившиеся синонимы к слову amazing. в гостиной-студии кто-то спит, я прохожу в ванной как можно тише, но некто всё же просыпается. смотрит на меня, видимо, не узнаёт (ма питом!*) и бормочет: "о, привет...". it's rock and roll all around.
когда все задержавшиеся у Рона на ночь уходят, я немного играю на пианино, лишний раз вспомнив, какой я никчёмный игрец.
мы наконец-то отправляемся в Tel-Aviv Museum of Art, который по карте к нам ближе даже, чем центральная станция. давно пора. идём пешком, конечно, каждые пять минут сверяемся с картой, потому что выдумали наиболее хитрый маршрут, требующий сворачивания на максимальное количество улиц. в середине упираемся в стройку (на возвышающейся посреди балке развевается бело-синий флаг), старательно ищем окольный путь, одним словом, всячески играем с окружающим пространством.
билет - 39 шкалим. снаружи музей встречает нас комплексом белых модернистских зданий и стальными буквами, внутри - залом-пустотой перед билетными кассами, требованием оставить Юлин рюкзак в специальном гардеробе и жутковато длинной, тянущейся с нижних этажей через проходы тряпичной гусеницей. первый зал был наполнен более-менее современными фотографиями большого формата, как цветными, так и чёрно-белыми. мы пришли к соглашению, что, увы, ничего интересного авторы не наснимали. одинокое сломанное дерево, собака на пустыре, городские пейзажи - не то чтобы совсем уж бессюжетно и даже не безыдейно, но скучно. скучнее было только с фотографиями на "везде чужие". чуть более необычно выглядело фото спальни первого израильского премьер-министра Давида Бен-Гуриона и его супруги.
экспозиция - "обо всём". наверное, это типично для неевропейского, пусть и совсем не заброшенного города, но было непривычно и тем более приятно видеть не только не самые популярные работы знаменитостей (пикассо, шагал, тулуз-лотрек, климт), но и совершенно незнакомые имена - пуантилисты и в зале modern & contemporary art (предсказуемо). несколько названий у меня записаны на одной из тех информационных бумаг, что выдают посетителям на входе - сейчас выясняется, что половину подписей я перепутала местами, в поисковике находится что-то неожиданное и не очень мне интересное. ещё один повод вернуться и записать всё точнее.

эмоциональное напряжение от контакта с самыми разнообразными работами, накладывающееся на вчерашний концерт, вызывает бренное желание наколдовать еды. в музее никакого фудкорта не находится - мы решаем пойти по направлению к кармель-рынку, где хотим купить подарки друзьям, в надежде найти что-то по дороге. льёт ужасный дождь, израильтян с улиц едва ли не буквально смывает, а оставшиеся демонстрируют нам пример декабрьской предусмотрительности, раскрывая зонтики. становится совсем грустно, но на другой стороне улицы (sderot shaul ha'melesh) мы замечаем хрестоматийный mcd. что ж, даже такую дурацкую еду имеет смысл протестировать за границей. в маккафе нас не поняли относительно моккачино, а непосредственно в mcd мгновенно рассекретили нашу национальную принадлежность. бургеры там, к слову, громадные - то есть, раза в два больше обычных по площади. мы ковыряемся в них, в кофе, в пирожных и подписываем открытки друзьям, родственникам, друг другу - позже от Юли мне придёт прекрасная открытка с плакатом второй Маккабиады (еврейский примерный аналог Олимпиады, сюжет с победой Маккавеев, единение народа и т.д.),
читать дальше
моей маме - коммунистические вариации с героями, перекинувшими громадную менору через плечо ("Шалом, моя небольшая нееврейская семья!"), а Юле - смешные детишки в бело-голубых костюмчиках.
дождь кончается, мы набираемся сил, а время угрожающе приближается к shabbat time. мы спешим поменять мою оставшуюся сотку долларов, пробегаем шук кармель пару раз, набираем всего, чего хотели и даже больше, у меня в пакете помимо всего прочего оказываются эвкалиптовые леденцы, "пять кип купил - шестую бесплатно получил!", специи, корица, шоколад, майка hatehero, солнечные очки взамен сломанных и, наверное, что-то ещё. половина продавцов на попытки раздумывать над выбором товара дольше минуты начинают кричать: быстрее, щаббат же! к трём часам дня остаются уже только несоблюдающие.
мы прогуливаемся по Sderot Rothschild с видом супружеской четы, встречая на пути таких же. сидим на скамейке, наслаждаемся тем, где находимся, позволяем другим туристам фотографировать себя. доходим до конца бульвара. оказываемся на площади перед "The Culture Palace (Heichal Hatarbut), also known as the Charles Bronfman Auditorium, main concert hall in Tel Aviv". перед ним забавная скульптура из трёх кругов (геометрически - цилиндров, конечно), напомнающи чебурашечьи уши. перед зданием зала - нечто, напоминающее огород с тропинками и сорняками. мы бродим по деревянным дорожкам вдоль и поперёк, садимся к залу спиной. примерно в этот момент до меня, наконец, доходит, где я и что делаю. я в тель-авиве, детка. как это? зачем? и, собственно, что я делаю? почему мы приехали сюда, а не куда-то ещё? мы, кажется, так и не стали частью, не влились. но стремились ли мы? всё равно я чувствую себя слишком европейской для этих мест, несмотря на очевидные следы эмигрантов из европы везде. не в смысле иерархии, а в плане выключенности, отдалённости - ты хочешь приблизиться, познакомиться, познать, ты перестаёшь рассматривать всё как бы через забор. и начинаешь глядеть через плёночку. я начиталась в замечательном вк-сообществе "израиль с любовью" рассказов прибывших о посещениях, о жизни, о репатриации. и почти в каждом сквозило: "я вдохнул воздух, осмотрелся вокруг и понял: это моё". я не могла понять, почему я испытываю какие угодно чувства, самые тёплые - но не эти. помню, в германии не покидало ощущение "наконец-то я там, где должна быть, как же здесь замечательно, наконец-то мой дом отлажен". а здесь - сказка, загадка, другое. я не гебраист, не имею (наверное, кто знает, что там с родословной у биологического отца) еврейских корней, и полноценный еврейский дискурс пришёл в мою жизнь без году неделя. вместо того, чтобы сказать "это моё", я скажу "это интересно. как же это хорошо, приятно и интересно". не жить. но - возвращаться. за другим.

мы поворачиваем на улицу Yehuda Halevi - Е. говорил "я на ней вырос, и там находится отличный бар". хотели найти бар, выпить по стакану и сделать фото с указателем, прислав Е. и приложив трек I Know Where You Live (вместе с фото борделя "Кавказ")). в стенах невысоких домишек (всё так напоминает окружившее нас ночью с понедельник на вторник по прибытии!) находим забытые маффины и плюшевые игрушки. бар почему-то так и не находится. возможно, у него не было вывески. мы остаёмся без завершающего бокала. быстро темнеет, мы ушагали уже куда-то далеко, перед осмотром карты для планирования пути домой успеваем заметить указатель "Derech Jaffa". улыбаемся, но тут же вспоминаем, что мы совсем забыли съездить туда. #456 повод вернуться. идём обратно в темноте (транспорт по очевидным причинам не ходит, остались какие-то маршрутки, но мы не рискуем), идём долго, проходим через ужасающего вида дворики, Юля побаивается (я убеждаю её, что тут совсем не криминогенно - во всяком случае, в тысячи раз менее, чем там, где мы обычно живём), неоднократно путаемся и плутаем, находим крошечный арабский магазин с вафлями и цветной газировкой, в районе HaMasger слышим репетиции какой-то dirty metal band с верхних этажей полуразваливающегося здания (Юля гроулит, пародируя разом КФ и невидимого вокалиста), в легендарном am:pm на углу в последний раз (продавщицы нас выучили) покупаем еду (с собой). к девяти вечера добредаем домой, собираем вещи.
настаёт время сакрального вопроса: как добраться в ночь с пятницы на субботу до аэропорта Бен-Гурион и не облажаться? ответ: ну, никак же!
то есть, существуют такси. также гипотетически могут существовать друзья с машиной. всё.
мы до последнего надеялись, что Рон (сидящий в другой комнате и записывающий с гостем очередной (довольно банальный) трек) сможет найти хотя бы маршрутку. увы. такси, говорит, он, можно за сотню шекелей найти, я вам всё закажу. но, знаете ли, найти такси - не то же самое, что найти шекели! мы наскребаем 39 шкалим наличными. я говорю Рону: одолжи нам, **בבקשה, и оставь реквизиты, мы всё возместим по возвращении.
мы ложимся спать, около часу ночи встаём и вспоминаем о заповеди couchsurfing - leave it better than you found it. хозяин квартиры засыпает, просыпается уборочная мафия. разделяемся: Юля идёт драить гору посуды на кухне, я - ужасающе волосатые полы ванной (бородатый мужик плюс его собака). 2:20 a.m., Юля стучится в запертую дверь санузла (я отжимаю вонючую тряпку пятидесятый раз и уже закругляюсь), говорит, такси ждёт. мы заказывали на 2:30, ничего, подождёт - отвечаю я.
хватаем вещи - Рон ждёт нас на входе, чтобы запереть дверь. мы протягиваем ему ключи, он нам - бумажку в сто шкалим. "тода раба! а счёт, куда перевести долг"? он делает жест, мол, nevermind. сюрприз еврейской доброты.
первый раз спускаемся со второго этажа на лифте. на прощание смотримся в заляпанное зеркало внизу (вход неизменно освещается тусклой лампочкой).
мы едем примерно полчаса. на середине пути я чувствую, что мои декабрьские купания и послеконцертная беготня в рубашке have caught up with me, и приходит время эвкалиптовых леденцов. они обладают удивительным реанимирующим действием и, наверное, могут воскресить даже брайана молко.
"куда вы летите?" - спрашивает таксист, высаживая нас. "домой, в москву". "ааа, россия, путин?" - "oh, noooo! shabbat shalom!"

бюст давида бен-гуриона на входе. три часа ночи на громадных часах. "кем вы друг другу приходитесь? багаж сами упаковывали?" и ещё парочка стандартных вопросов прямо на входе. мы отдаём чемодан на досмотр, его открывают, спрашивают разрешения переворошить вещи, сканируют детекторами во всех мыслимых направлениях. выглядит это пугающе, но я знаю, что нам бояться нечего - мы же не перевозим ничего даже похожего на запрещённое. недоумение у работника вызывает путеводитель от Е. он перелистывает его несколько раз, подставляет под все фильтры, потом кладёт обратно. все вещи закидывают обратно в чемодан, нам отдают его. вдруг к нам подходит другой работник аэропорта и жестом показывает, мол, пройдёмте со мной. я всё ещё помню, что нам нечего бояться, но уже напрягаюсь. впрочем, он всего лишь довёл нас до стоек регистрации aegean airs, которые, из-за замысловатого расположения, мы могли бы не найти. мы испытываем неописуемое облегчение и благодарим. "сделайте нам багаж до афин, пожалуйста". "вы хотите его забрать там? может, лучше всё-таки до москвы?" "нет". работницам приходится переделывать билеты, но ожидающих и нервничающих за нами нет. около другой стойки - мужчина в чёрной рясе и пожилая женщина в платке и длинной юбке. в очереди на паспортный контроль людей в разнообразном религиозном облачении становится резко больше. играем в нечаянную игру: улыбнись, если увидел человека с подсвечником на паспорте. я оборачиваюсь, чтобы оглядеть зал, вижу светящуюся вывеску victoria's secret и едва не хохочу во весь голос, вспоминая фото коби с подписями вроде "и почему, когда я приезжаю в аэропорт, я всё время оказываюсь здесь?.."
досмотр ручной клади и тебя самого кончается предсказуемой утилизацией йогурта за 5.70. я печально машу ему вслед, чем вызываю улыбку у девушки-сотрудницы.
в последней кабинке мы снова разъясняли хитрости логистики нашего перелёта, отвечая в том числе на вопрос о стоимости билетов, но в конце концов получили маленькую бумажку-разрешение на выезд взамен выданной при въезде (её уже никто не забирает, и вы можете с нежностью её хранить). прикладываем её к турникету и попадаем в зал с магазинами, мозаиками и фонтанами второй раз за неделю.
все проверки пройдены за час, чему мы очень радуемся. в ожидании посадки (рейс должен отправиться примерно через два часа) идём в дютифри. Юля ищет кошерную водку для папы (находит), я - чего-нибудь (две плитки Max Brenner, обновление в коллекции маленьких виски-бутылочек, оливковое масло для родственников, шоколадные бокалы с коктейлями anthon berg). внезапно я понимаю, что эвкалиптовые леденцы мне могут понадобиться если не в ближайшем будущем, то в каком-то будущем, так что неплохо бы вывезти из этой чудесной страны их побольше. блуждание по стендам и консультации у продавцов кончаются ничем. Юля вдруг говорит: мне плохо, я не могу больше здесь находиться, я пойду посижу в зале. так что я продолжаю поиски одна. думаю: что, собственно, мне нужно? леденцы, леденцы...Фархи, нечаянно устроив в осеннем европейском туре акцию "отметься простудкой в каждом клубе, где ты играешь", писал в фб, мол, всем эвкалиптовые леденцы, посоны. тьфу, думаю я, был бы Фархи, хоть спросила бы у него! а то вдруг они тут есть, а я не могу их опознать.

ну вы же, читающие, понимаете, что такое размазанное предисловие я пишу не просто так.
отчаявшись, толкаю тележку с звенящей в ней водкой в обратную кассе сторону - делать всё равно нечего, вдруг найду что-то забавное? передо мной вдруг проходит некто в толстовке orphaned land. здорово, думаю я, может, это кто-то, кого я видела на концерте? конечно - это же оказывается сессионный гитарист. пара поворотов головы помогает обнаружить в шаговой доступности всех остальных OL members вокруг меня.
не смешно.
Фархи среди них не видно, но я и не ожидаю его увидеть - наверняка опять спит, не хочет видеть людей, боится, что его узнают, мало ли что. и вообще, зачем он может прийти в дютифри? ползу на кассу, занимаю очередь.
боковым зрением замечаю в правом углу зевающий рот только что вошедшего. фокусируюсь.
у вошедшего волосы забраны в пучок, а прекративший зевать рот окружён вневременной щетиной.
безудержно машу и чуть ли не кричу HEY!
главный сюрприз шаббатной ночи. Коби. Кобикобикоби. машет в ответ. подходит, как всегда, тепло улыбается, говорит: Привет! Ты летишь домой в Москву?
а я и не сразу что-то ответить могу - сначала надо свыкнуться с фактом, что меня узнали. так, видимо, и не свыкаюсь, посему отвечаю что-то невразумительное и до ужаса банальное: опять шарманка про great show, про upcoming concerts in Russia.
-а, да! мы давно не были в России. кажется, лет пять...
-в следующем году уже будет шесть, - подсказываю я.
-ого, точно. мы вот летим в Коста-Рику! - с гордостью в голосе сообщает Фархи. -лететь долго, так что мы зашли сюда to grab some whiskey.
на это можно ответить что угодно: от "вы первый раз в коста-рике" до "давайте я помогу вам выбрать!"
я же выпаливаю: слушай, а я ищу эвкалиптовые леденцы, типа таких (выуживаю из пакета купленные ранее, демонстрирую), ты про них писал в фейсбуке в ноябре, я не могу найти! их тут можно купить?
мимика Коби выражает напряжённые безуспешные попытки понять, о чём я***. я думаю: боже мой, я криво объяснила? может, он не помнит? что не так?
-эээ. не знаю...а ты спрашивала?
-ага.
-значит, видимо, нет (
-ну ладно. а мы кошерную водку купили!
очередная демонстрация продукта не состоялась, потому что подходит моя очередь на кассе. я понимаю, что Коби тоже спешит - к ребятам, так что я даже не подхожу, чтобы обнять его (конечно, могла бы - кто меня приклеил именно к этому месту в очереди, но, боже. к тому же, мне не хотелось навязываться и липнуть) мы прощаемся - я от невнятности не соображаю, что можно было бы сказать что-нибудь вроде "shalom aley'nu!", нас хватает на скучное "goodbye, see you next time". кассир смотрит на меня с умилением и, понимая, что к чему (я находилась в состоянии идеального клиента продавцов пригородных электричек), немедленно начинает мне предлагать купить ещё всё, что мне "полагается по акции". с трясущимися руками соглашаюсь на две пачки клубничных кексов с шампанским anthon berg (кстати, они совершенно вкуснейшие), но дальше изображаю самообладание и усиленно отказываюсь.

выношу звенящий пакет и подбегаю к Юле: А УГАДАЙ КОГО Я ТОЛЬКО ЧТО ВСТРЕТИЛА.
видимо, всё было настолько непредсказуемо и неожиданно, что она тоже едва ли сообразила.
конечно, мы не идём в дютифри заново - мы же не какие-то сталкеры, в самом деле. решаем дождаться их тут и предложить пойти выпить кофе до рейса. до Коста-Рики на табло ничего нет - позже мы узнали, что они пересаживались в Мадриде. афинский - 6.10 a.m., посадка объявлена, мы так и не дожидаемся их (я сокрушаюсь, что не обняла КФ), но Юля утешительно вещает, а если бы ты вообще никого не встретила? а ты надеялась их встретить? вот то-то же!
впереди два часа пути по воздуху до афин, внутрисамолётные приключения третий раз за неделю, сон, томик байрона.
позади кое-что невыразимое.

*ма питом - с чего бы? с какой стати?
**бевакаша - пожалуйста.
***проверяя, я выяснила, что никаких эвкалиптовых леденцов не было. возможно, это были какие-нибудь капли в нос, спрей, словом, что угодно with eucalyptus flavour. бедняга Коби тщетно пытался понять, о чём я, а я тщетно пыталась объяснить несуществующее. но студенту философского не привыкать к таким ситуациям.

@темы: j'essaie, life itself, tamoh temimah

02:31 

непосредственное постконцертное.

ADHUC VIVO
перед уходом Коби кидает в зал куфию-арафатку. она падает туда, где нахожусь я, - парой рядов далее. и немедленно уже упоминавшиеся эйлатские товарищи и стоящие за ними начинают ожесточённую драку за трофей. я чувствую себя неуютно и сразу отхожу подальше, а мужики меж тем едва ли не готовы поубивать друг друга.*
я спрашиваю Ури2: ну что, мы пойдём с OL members куда-то?
он: подожди, сначала они отдохнут немного, потом выйдут в зал и пофотографируются со всеми, потом люди разойдутся...
выходят, кажется, все, кроме Коби. Ури2 представляет нас Хену (ритм-гитарист), он: from Russia? really? nice to see you here! мы фотографируемся с ним, зачем? Ури2 даже берёт у него медиатор и довольно приносит нам, мол, добыл! зачем? мы не собирались ни с кем фотографироваться и т.д., мотивируя это тем, что нам, возможно, этой ночью перепадёт несравнимо больше, чем тем, кто может их встретить разве что в рамках послеконцертного получаса - зачем же отнимать у них время?
мы отходим к лоткам с футболками, забыв, что шекелей с собой нет. там уже стоит Йосси (гитарист), облепленный людьми. Ури2 подходит, здоровается, спрашивает, пойдут ли они куда. подтверждается необходимость подождать, пока все уйдут.
охранники (битахон, ей-молко) спрашивают: вам можно внутрь? (имея в виду шторку, за которой проход в гримёрку) нет? ну и что вы тогда стоите в клубе, а ну-ка, на улицу! мы покорно выходим, времени - примерно час ночи (концерт длился около 2.15), на улице моросит дождь, темно, прохладно, уныло. в свою очередь внешне знакомый парень в майке Septic Flesh загоняет за шторку членов группы, находящихся в зале. мы смеёмся и говорим, что он ведёт себя как воспитательница детсада или птица-мать: Йосси! Хен! Опять к фанатам пошли, ну что с вами делать, непослушные, неугомонные, от рук отбились... (позже я узнала его по профилю фб, выяснив, что его зовут Таль).
понятно, что из клуба таким образом выкурили 99% находившихся там. большинство пошли/поехали домой, осталось человек 10 (в числе них всё те же эйлатские мужи), которые стали бегать вокруг клуба и искать чёрный вход, чтобы вылавливать Коби. я спрашиваю Ури2: что, есть ещё какой-то вход, может, нам лучше не здесь ждать? он: нет, тут только этот.
в конце концов, беготня заканчивается, и оставшиеся десять сгруппировались около входа. один из эйлатцев держит пачку дисков и маркер с видом "боевая готовность раз".
мы ждём, кажется, не очень долго. может, минут 15. Ури2 пишет то ли смс Йосси, то ли в фб Коби. итог: они собирались в шоколадный паб Max Brenner рядом с клубом, но вспомнили, что он уже закрыт. потом они осознали, что им нужно выспаться и собрать вещи перед long hard road в Коста-Рику, так что куда-то идти они не планируют.
грустьпечаль.

выходит барабанщик, едва ли задерживается рядом с кучкой фанатов (кажется, его никто и не собирался задерживать), несёт смешной чёрный рюкзак в красный горошек, футляр с тарелкой и вообще обвешан вещами. уходит.
выходит Ури, с бесстрастным лицом проходит мимо шеренги фанатов, замечает нас, улыбается во весь рот, отправляется радостно лупить нас по плечам и обниматься. мы так и не знаем, почему - может, он решил, что нам было тяжело ехать в Изр, и поэтому нам полагается extended порция лучей добра. может, мы просто классные. Юля исполняет свою мечту - трогает его за бороду. но тут его настигает мужик с горкой дисков, Ури покорно расписывается везде, я рефлекторно подставляю билет, он расписывается и там. зачем я сую билет? не знаю. автоматически. так же, как совала его сквозь толпу Стефу и Стиву на вокзале в Спб в 2012 - тебя подписывающие даже не видели, а росчерк есть. what for? материальное подтверждение, что что-то было - не более.
уходит.

выходит Коби. в кожанке, в капюшоне, в сопровождении Таля. я, честно говоря, уже и не помню, пришлось ли мне подождать кого-то, но если и да - это было сделано совершенно намеренно. я не знала, сколько времени мне смогут уделить (а вдруг много!), и не хотела потому никого из желающих автографа задерживать. пока мы стояли у клуба, я говорила Ури2: не забудь, я очень хочу фото, как мы с Коби обнимаемся. мы ведь явно будем обниматься - сфотографируй нас, пожалуйста, тогда. из аппаратуры у нас имеется только его телефон.
эйлатский парень снова просит подписать все диски подряд. Коби расписывается, едва заметно скрежеща зубами на шестом-седьмом по счёту. я просовываю билет (уже можно) и говорю: напиши "for Poline!" Хм, напишу-ка я тебе на иврите! - отвечает светоч Земли Обетованной.
(пришлось прибегнуть к помощи Е., чтобы выяснить, что он начеркал. выяснили: for Lynn. угадайте, кто тут обладатель самого безграмотного автографа?)
зачем нужен автограф мне? конечно, не для факта (у меня есть билет, например). а как предлог для дальнейшего общения. пока тебе пишут, говоришь что-нибудь, когда человек перестанет писать, поднимет голову - ответит, и пошло.
он написал, отдал мне билет, а дальше. просто подходишь (буквально на шаг) @ и обнимаешь. кажется, уже прошло всё могущее понадобиться для кадра время (проверить я не могу, поскольку никаким усилием воли не способна отлепить свою щёку от его куртки и повернуть голову). кажется, просто прошло всё время, которое диктуется канонами вежливости для объятий с незнакомым человеком. сколько обычно вы обнимаете рокера, если он этого позволяет? ну, секунд пять-десять - скорее всего, он сделает это формально, хорошо, если не постучит по спине (я очень не приветствую такой стиль, так как он ограничивает физическую площадь и силу контакта). в видеоэпизодах, где Коби обнимается с приглашёнными артистами или вообще с кем угодно, он часто хлопает людей по спине, и я очень этого боялась. так вот, меня он не стучал.
я не знаю, сколько я простояла, вжавшись в него и едва ли двигаясь. минуту? больше? он, в свою очередь, тоже не делает даже слабой попытки как-то разжать руки или изменить положение. я думала, что у него очень мягкая куртка, неожиданно мягкая для кожанки. что у него очень крепкие объятия - крепкие, но не рёбрадробительные, как у Форреста. что моё ухо, кажется, можно использовать как стетоскоп, и тогда, основываясь на heartbeat, можно заключить, что спокойнее Фархи может быть разве что некто, познавший дзен и просветление. эй, ты только что отыграл гиг, это как вообще?! и - что я обнимаю не рок-звезду, которого знают и любят от сан-паулу до джакарты, а кого-то очень милого, доброго, по-дружески хорошего. вот мы и встретились, можно больше не расставаться. теперь его надо схватить в руку и унести отсюда к себе.

как-то я читала тумблер с картинками об исполненных желаниях. много изображений было посвящено музыкальным группам. и желания состояли в "встретил"/"обнял". мол, поставил галочку: увидел эйфелеву башню, обнял знаменитого иванова, знаменитого петрова, сделал в этой жизни всё, я молодец. этот вариант представляется мне грустным и глупым. в лучшем случае это "иванова надо обнять, потому что он делает очень хорошую музыку, я его таким образом поблагодарю". одним словом, всегда присутствует эта жуткая типичная субординация "звезды" и поклонника (для меня была актуальна как раз со стивом форрестом, объятия с ним - характерный пример этого варианта). я же обнимала коби даже не так, как форреста. не знаю, как так получается - в одну секунду стереть всю субординацию, всю "незнакомость". может, я слушала слишком много интервью с ним, привыкнув к его голосу. может, Ури2 слишком много рассказывал историй о нём - и я узнала его получше и полнее, чем в интервью, пусть даже заочно. может, он сам чересчур много (нет, в самый раз! продолжай) писал довольно личных (во всяком случае, не так, как обычно отчитываются о турах рокеры) историй в фб. а как Юлю, например. как любого своего друга, которого я очень люблю и оттого вжимаюсь в него как можно крепче и глубже, не чувствуя смущения.
всё осознаётся разом и падает мощью схода снега в альпах - я испускаю истошный (искажённый тканью) всхлип прямо в него. он, кажется, чуть-чуть пугается, разжимает руки (я тоже), смотрит на меня и произносит: are you okay? don't cry!

вот чего-чего, а наставления прекратить плакать от человека, который в десятке интервью рассказывает, как он плачет и от чего, я не ожидала.
"я да, норм**, спасибо, извини, вы просто такие классные. и голос твой. и vocal techniques. и физическая сила. и чувственность. коби, а, как ты это делаешь, проклятущий?" (вольный конспект произнесённого автоматным залпом)
"спасибо, спасибо" - улыбается, кажется, искренне Коби на мои подробные и обстоятельные похвалы его вокалу (не думаю, что он получает их часто и в таких формах). "откуда ты?"
-Россия, Москва.
и тут вмешивается Таль (боюсь представить, сколько гневных выражений лица он сменил, пока мы обнимались).
-но концерт в Москве и так будет!
(мне так и осталось непонятным гигантское количество удивления по поводу нашего приезда: мы далеко не первые, кто travels abroad ради них - не в смысле мусульман в Турции, и не единственные приезжие на этом концерте etc.)
-но мы...Ханукка...Израиль...очень хотели...
Коби, наверное, замечает, что Таль испортил весь добрый настрой болтовни. но его злить, видимо, не стоит. окей, говорит он максимально вежливо и максимально быстро, спасибо вам, спокойной ночи, пока. уходят.
-покажи фото! - прошу я Ури2.
-я не сделал. а что, надо было?
провал. провалпровалпровал. безусловно, куртку, руки, heartbeat и голос я запомнила отлично, но хотелось бы на что-то смотреть предстоящими долгими и грустными зимними вечерами.
-смотри, они ушли-то совсем недалеко, пойдём догоним, попросим сфотографироваться. - предлагает он.
догонял и позорился (конечно, не позорился, он-то знает Коби уже лет двадцать) Ури2. я же начинала чувствовать себя тем, кем не просто не чувствовала себя ни секунды до этого, но и не планировала - глупой фанаточкой. но, к сожалению, желание иметь фото не исчезало.
Коби, конечно, соглашается. я, не веря, что это происходит в рамках десяти минут второй раз, снова крепко-крепко прижимаюсь к кожанке и снова аудиально документирую его поразительное спокойствие (это породило шутку, что мне нужно было убедиться, живой ли он). Юля подходит с другой стороны (я даже не заметила )), на фото мы как побитые птенцы под крылом отца (ах, качество камеры телефона!). Юля выглядит незаинтересованной, впрочем, она таковой и была - ей бы к басистам да к бородам :) именно поэтому, hhh, мы никогда не подерёмся из-за вокалиста.
-спасибо, спасибо, Коби, всё было так классно. - скороговоркой говорю я. как можно ждать чего-то более конструктивного?
-спасибо вам, ребята, а теперь точно good night (Таль едва ли не пихает его локтём, чтобы тот это произнёс). они поворачиваются и уходят.
что-то щёлкает в лингвистической части моего сердца, и я шлю ему, кажется, последний привет:
-!לילה טוב***
Коби застывает на секунду, оборачивается (Таль, наверное, как только не проклял меня) и уже действительно светится, широко улыбаясь:
-!לילה טוב
(из цикла историй "о силе и доброте проявлений еврейской идентичности")

дальше снова ничего интересного. мы идём к Ури2 в машину, он набирает наш адрес на навигаторе. из-за русской озвучки мне приходится переводить ему, он не всегда понимает, мы спорим в лучших традициях безумных водил, в итоге сворачиваем по направлению к Иерусалиму, делаем крюк, отчего у него грозит закончиться бензин посреди пути, он тормозит на заправке. мы видим в окно указатель: бульвар (sderot) Ицхака Саде. едва ли что-то в нашем положении может быть удобнее. rehov tverski, rehov ravnitski - пытаюсь я объяснить Ури2. ситуация: скажи на иврите слово "улица" и пойми, что это не помогает. но нам удаётся добиться главного: мы правда живём рядом, мы правда знаем, как идти, спасибо тебе, тода, тодааа рабаааа, здорово, что мы встретились и произвели "развиртуализацию". Ури2 обнимает и расцеловывает меня, мы прощаемся на неопределённый срок. за пять минут доходим до дверей квартиры, спасибо Рону за ключи. ещё около часа не можем заснуть (-"Кобииии" -"бородааааа"), с трудом заставляем себя это сделать около четырёх утра.

*потом он отчитался в еврейском фб: охранник принёс ему арафатку обратно, сказав, что она едва не стала причиной ужасающих беспорядков. "но я бросил её в зал, не надо мне её возвращать!" - безуспешно настаивал коби. его вывод - "говорят, если что-то отдашь от чистого сердца, а оно к тебе вернётся, значит, уже навсегда. вот такая история любви между мной и моей куфией"
**можно было, конечно, сказать, что нет! ничего не хорошо! и посмотреть за реакцией на нытьё. но зачем?
***layla tov - спокойной ночи.

@темы: j'essaie, life itself, tamoh temimah

17:26 

the ninth candle.

ADHUC VIVO
сура хошех халь-а шхор / изыди прочь, темнота ("banu hosheh legaresh", 5th line)



дурацкие песни группы Hammercult заканчиваются. 10-15 минут вы ждёте, пока переменят инструменты и настройки аппаратуры. Ури2, перекрикивая шум, пытается обучить меня арабскому: "Коби будет использовать вот это слово, это значит что-то вроде c'mon!".
играет интро, а потом - переборы заглавного трека нового альбома All is One. уже все музыканты на месте, а перед микрофонной стойкой с намотанной на неё арафаткой (kuffiyah) пусто. но Фархи материализовался вовремя. этак в двадцати сантиметрах от тебя.
OL come on stage and play all is one

правда, бело-синих флагов с магендавидом посередине я не видела (возможно, в тридцатом ряду? но на фото тоже не заметила). и подсветки в форме тех же магендавидов не было. а мы, обсмотревшись ор-шалема, так ждали.
всё же после концертов Placebo для меня подобные факты (явление) перестали быть странными. ну, вы понимаете - сначала я три с лишним года смотреть на Молко только на экране компьютера. и вдруг он, оказывается, живой, трёхмерный и даже без шуток светится. и ты в первом ряду напротив микрофона. и тебе 15 лет.
после такого невообразимого чуда первый ряд на концерте за границей (даже настолько abroad и настолько первый) и Коби у микрофона не кажутся чудесными. то есть "чудесными" в смысле "принадлежащими иной реальности". но они никогда к этому и не стремились - не down-to-earth, что звучит упрощённо, но simple men, no messiah. поэтому нет этого священного трепета как перед "звёздами", небожителями, ирреальными существами-гениями. есть какой-то другой уровень, отличающийся от привычных ассоциаций с rockstars. более дружеский и близкий. вот в чём магия этой группы.
звук в первом ряду был, увы, так себе. высказываю предположение, что к тому же ряду тридцатому он становился в разы лучше. во-первых, наш слух был нешуточно травмирован группой хаммеркульт, поэтому периодически все гитаристские усилия превращались в непромешанную кашицу. во-вторых, когда они не звучали как кашица, нещадно забивался вокал, и мелодию песни я слышала скорее угадывая - потому что знала, что она там есть, и есть именно с такими нотами. как вы понимаете, светлейших моментов концерт достигал тогда, когда не случалось ни того, ни другого. я отчасти обвиняла в этом и первый ряд, и особенности звукотехники на so-called метал-концертах, но Ури2 позже говорил, что не ходил на OL последние два года именно по причине их неприятных странностей со звуком. мол, после великолепной работы звукотехника на концертах для съёмок DVD в 2010 случилось что-то не слишком хорошее. мы хором понадеялись, что теперь-то этот sound technician будет уволен.
и снова о баранах и брайанах: кто слышал мои высказывания/отчёты по поводу концертов пла, тот знает, что со мной обычно происходит не то чтобы помутнение, но я очень, очень плохо помню всегда сам концерт - при этом отлично запоминаю все события до и после. очень многие вещи после пла приходится напоминать, пересматривать, уточнять и т.д. хотя после одного замеченного случая я каждый концерт пытаюсь это как-то контролировать, всё ли я помню? в адеквате ли я, слежу за происходящим? в процессе концерта ответы более чем положительные. после - увы и ах.
так что я могу только по highlights и выводам. посмотрим, сколько вспомню здесь с подсказками.

для начала: сетлист.
www.setlist.fm/setlist/orphaned-land/2013/readi...
2. Kiss of Babylon - мало того, что вживую (как и многое другое) великолепна (хотя и по-другому, нежели в записи), но она великолепна ещё и по совершенно определённым причинам. на звукоподражаниях (или как ещё назвать длинные пассажи, состоящие из la la la la la la la?) Коби не использовал никаких сэмплов с женской партией Шломит, а пел всё сам. мы успели рассмотреть его язык - извините, он слишком откровенно прыгал на бесконечном "л" в нашем ближайшем поле обозрения. он (Коби, а не язык) пританцовывал, крутил руками, делал какие-то смешные околовосточные па в такт.
примерно так это выглядит обычно
за весь концерт создалось впечатление, что ему за два с половиной часа потребовалось взять воздух раз пять, не больше. он выпевал все эти длинные lala-куски без обрывов даже там, где можно было - просто потому, что ему не нужно было прерываться. конечно, сцену кондиционируют лучше, чем уровень колен и обуви солиста (где находились наши головы), но тем не менее. важно, чтобы вокалист был не только талантлив, но и в отличной физической форме. впрочем, волшебник Коби с его запасами малиновых эликсиров*, как бы ни чувствовал себя до и после, непосредственно на концерте (за исключением rock hard 2010) более, чем в ней.
всё-таки во владении вокалом он великолепен, вживую это очевидно до последней секунды и ноты. и это несмотря на полнейшее отсутствие у него музыкального образования. это очень, очень проявляется, например, если слушать сначала второй альбом, даже не полностью, а потом третий - гигантскому разрыву во всех, в т.ч. и профессиональном плане можно посвятить отдельный пост. Коби неким невероятным образом стал очень хорошо понимать, что он делает, как и зачем - не просто "я гроулю, потому что я могу, и почему нет-то, все же так делают". для Ури2, например, кобигроул - загадка, он не понимает, как тот может спокойно perform growls на протяжении любого времени, одинаково качественно и свободно, а потом так же легко переключаться на clean vocals, имея паузу не более секундной (см. thee by the father I pray). кстати, о кобигроуле: в некоторых вещах на третьем альбоме прямо-таки гроула и нет - есть, ммм, нечто вроде низкого речитатива. на концертах же весёлый Коби решает поиграть в страшного серого волка. не то чтобы я вообще слушала что-то с гроулом (и всем подобным) до этого, но "непривычка" прошла быстро - благодаря двум факторам. первый - Коби выглядит слишком добрым и безобидным, и преподносит себя также, чтобы это воспринимать всерьёз и непосредственно ассоциировать с ним. второе - сам он объяснял, что гроул нужен там, где они изображают нечто на тему wrath of God. и именно поэтому в All is One, в котором он обещал отсутствие гроула, ему пришлось в песне Fail всё же его задействовать - "она сама прямо просила", говорит.
как произошло, что нигде не учившийся ни петь, ни чему-то ещё Коби смог настолько хорошо и разнопланово управлять своим голосом? growls, clean vocals, oriental vocals etc. - что хочешь. как это? я не знаю и хотела бы знать.
а ещё не стоит забывать делать всяческие отработанные вещи фархизатейника, радуя его активностью. я в своём ряду делала их едва ли не единственная, мгновенно реагируя и вспоминая: пам-пам, парапам - хэй! Коби резко машет рукой, все тоже машут. ну, то есть, не все почему-то.
3. the simple man - я не лучший знаток их текстов, особенно - текстов с нового альбома (что вообще зря, очень зря). и потому я совсем забыла, что в этой песне есть слова I swear I'm not Jesus Christ, вызвавшие на концерте у меня едва ли не безудержный смех. )
4. ani ve'ata** - песня-трибьют в память незадолго до этого скончавшегося Арика Айнштейна, израильского музыканта, по уровню и популярности сравниваемого Е., например, с Окуджавой (но он сравнивает OL с Оргией Праведников, так что не знаю, можно ли ему доверять в этом). я, как человек весьма далёкий от всего этого, даже не представляю, что почувствовали все израильтяне зала, то есть 98% зала, услышав её. все подпевали, а мы не понимали, что происходит.
видео

5. brother, трагическая песня о мечте-примирении двух семитских народов-братьев (евреи и арабы, Ицхак и Ишмаэль)
не знаю, в каких выражениях корректно признаться в любви и поклонении тому, как он спел of (fight) на 3:54.
видео

6. birth of the three. прекрасная, великолепная в лайве, песня, ради одной которой можно ходить на их живые концерты. как мне кажется, она - один из лучших примеров для объяснения, что имеют в виду, когда про OL говорят "sophisticated and complex". иногда полезно смотреть вживую на материал своих постов. о безумии смены ритмов, размеров, тональностей можно справиться здесь: radicalism.diary.ru/p188192390.htm. я продолжаю не знать текст на моменте с руками а-ля мусульманин с Кораном (а вся аудитория знала - смотрела в буклете?). и происходит волшебнейший эпизод переключения от всего этого сложного, наполненного глубокими религиозными смыслами и подтекстами, размышлениями и рефлексией - на что-то универсально-типичное, концертное. самый великолепный момент из всего. на видео с европейских концертов Коби всегда просит пришедших прыгать. здесь же он этого не сделал, и я даже не уверена, махнул ли он хотя бы соответствующим образом рукой - надеялся, что все и так помнят или не захотел? я, вышколенная ор-шалемом (сетлист ну очень совпадал), ждала этого момента и была готова - а находяшиеся вокруг меня как-то не очень. так же было и на репризу момента. "почему вы не прыгаете?!" - хотелось спросить мне у всех окружающих.я начинала чувствовать себя немного по-идиотски (будем надеяться - ведь меня было так хорошо видно - Коби appreciated my efforts).
я вот о чём. к сожалению, не нашла видео получше (на концерте звук инструментов был сильнее, но вокал так не искажало - здесь он немного жутковат, но представление получить можно). 5:32 и далее. эта штука с jump & laleliya-laleliyaaa - вот я о чём.
мадридское видео, так-себе-качество
и да, ох, эта песня очень иллюстративна для выявления вокального диапазона и лёгкости смены стилей у Коби. он же гигантский какой-то, достаточно сравнить регистр на 3:50-55 и самую последнюю ноту песни, к примеру. я неоднократно пыталась определить его тембр, но так и не смогла по этой как раз причине.
olat ha'tamid, добрейшая по настроению песня, прошла, кажется, мимо. но я точно помню, что на вступлении громко хлопала, тыкала юлю локтём и говорила: вот, вот она, которая "самая добрая песня на свете"!
7. fail - наверное, чуть ли не единственная, где явно политизированный посыл. во всяком случае, с большим содержанием, чем обычно. и ранее, кажется, они её не играли (может, на launch gig*** в июле только). почувствуй себя чуть-чуть избранным.

8. banu hosheh legaresh (באנו חושך לגרש;) - как мы её ждали! ради неё ехали, можно сказать. 70-80% всех песен из сетлиста можно услышать на многих концертах. некоторые не зависят от времени и места и потому непредсказуемы. а вот народную хануккальную мелодию нет, но на Hanukkah show ожидать её можно и нужно - на специально приуроченных концертах они играют её уже третий год. в прошлом году, судя по видео, было замечательно - они зажгли вторую свечу, кучка приглашённых мужичков исполнила (после Фархи, что в вокальном плане было для них роковой ошибкой) какие-то традиционные напевы, обрядила Коби в шляпу, Хена в кипу, драммера в венок. народ затянул banu hosheh, Коби сделал знак рукой, утихомирил их и спел всё сам под аккомпанемент собратьев. так было 8 декабря 2012 года.
radicalism.diary.ru/p193963937.htm
radicalism.diary.ru/p188872247.htm
в этот раз всё оказалось немного по-другому. Коби вывел на сцену 12-летнего мальчика в майке с Nirvana - своего то ли кузена, то ли племянника.
читать дальше
его (КФ) практически ежепесенные предисловия на иврите не обеспечивали прирост знания, но Ури2 иногда милостиво переводил. вот и сейчас:
"ханукию нам не зажечь - дни кончились, восемь свечей кончились. но представьте, что мы, наш концерт - это девятая!"
все поняли, что за этим последует. но представление оказалось неполным - мелодия песни повторилась два раза, то есть всего могло бы быть исполнено 16 строчек. вместо того, чтобы петь, Коби пританцовывал, что-то говорил залу на языке квадратиков (с), пел без микрофона, дирижировал толпой, изображал силу и единство, уверенно трогая себя там, где должен быть бицепс:
он похож на фыркающего крота
словом, что угодно. и спел в итоге из всех строчек только три. вторая ("бейадену ор ваэш") ему нужна была, чтобы сориентировать слушателей, что именно сейчас, собственно, исполняется, её повторение - чтобы показать, что он может спеть её на октаву выше (0:45 - прекрасно, г-н Фархи, прекрасно! я не шучу). и завершающая. всё. так что нам осталось разве что выкрикивать по мере знания текста (у евреев проблем с текстом предсказуемо нет).
воспользовавшись своим решением не петь, во время второго проведения Коби сел на корточки, сделавшись ниже уровня ватерлинии, и не вылезал из своего воображаемого форта до финальной строчки "изыди перед лицом света" (я всегда говорю, что бану хошех, судя по тексту, как будто для них специально написана). выглядело это примерно как в комиксе:
-почему ты сидишь под столом? -ничего плохого не произошло с тех пор, пока я здесь!
0:56 - 1:06
видео

9,10 - of temptation born и the sahara's storm, песни со второго и первого альбома соответственно. что-то подобное было ожидаемо, потому что на этот концерт они позвали Сами, своего первого драммера, который и отстучал положенное. олдскульные металлисты непередаваемо радовались, Коби снова легко воспроизводил сырое пение себя 20-летнего, я украдкой смеялась в кулачок - не могу перестать воспринимать кобигроул как нечто едва ли не забавное. пришедшие снова почувствовали себя чуть-чуть избранными. хорошо ходить на концерты евреев в Еврейлэнде. хотя, конечно, так жаль, что это не launch gig.
12. sapari. sapari!!! первая услышанная у них, может, уже немного опопсевшая, но ужасно ожидаемая. я очень, очень люблю сапари. и мне было интересно - как она пойдёт на концерте? со шломит-сэмплами - очевидно. но будет ли это ощущение synagogue for metalheads? кажется, его не было, и группа - явно не те, кого стоит винить. когда ты стоишь, раскрыв рот и глаза, уставившись на свершающееся на сцене чудо (несмотря на все технические погрешности), а вокруг тебя люди трясут головой и совершенно не слышат и не видят происходящего, начинаешь чувствовать себя чуть менее уютно.
но зато перед её началом Коби неожиданно сказал: I'll speak English now - и тут же услышал нашу бурную одобряющую реакцию (стоящие вокруг нас не очень поняли). и дальше пошла стандартная история (Молко в 2007, кажется, тоже такое провернул): сейчас на сцену выйдут мои друзья, и одному из них надо задать другому a very special question! вышла крошечная девочка в наряде для беллидэнса и пухлый юноша. девочка спросила: will you marry me? юноша заключил её в объятия и целовал несколько минут.
(наткнувшись на них в зале после концерта, я говорю: mazal tov, guys!)

как вы поняли, ожидания от этого концерта я формировала, основываясь не только на прошлом концертном пла (и не только) опыте, но и на двд-записи тель-авивского лайва 2010. так что, from broken vessels по моим представлениям должна была оказаться настолько же весёлой, пусть даже и без плавания Коби в толпе.
(дорогу ему там "расчищает" некий Таль, с которым будет ещё история ниже - это тот самый в майке Septic Flesh)
5:35 - 6:05 (!!!!!!!!!)
видео с ор-шалема 2010

но мне опять пришлось прыгать в моей зоне едва ли не в одиночестве, уже даже не надеясь понять, почему чёртовы люди вокруг не делают этого. Коби как-то и не пытался уже их сагитировать. пересматриваю отрывки с двд - поражаюсь, насколько же активные, радостные и желающие делать всё, чего от них ждёт группа, в частности, фронтмен, люди вокруг. а у нас: за нами мужики из Эйлата, громко требующие трясти головой тогда, когда я едва ли могу вообще что-то, помимо "обожемойкобиааакактыэтоделаешь" подумать; слева - Ури2, сходивший на бесчисленное количество их концертов и потому спокойный; справа - Юля, не знающая половину песен и потом всех кобифишек фархизатейника на конкретных номерах; справа от Юли - кудрявый юноша, хватающий Коби за коленки при каждом удобном случае. и это первый ряд. мне кажется, если ты всталв первом ряду, для тебя это явно что-то значит. но...но...
15. завершающая (конечно, перед encore, потому что концерт без norra el norra - кастрированный) in thy neverending way завершилась как-то очень быстро и скомканно. не знаю, поверил ли кто-то, что они способны уйти так невежливо, картинно торопясь и едва ли прощаясь. конечно, нет!
encore без сюрпризов, что, впрочем, не отменяет его красоты. его космической красоты. когда-то Коби был очень-очень молодым - настолько, что даже написал песню о любви. но после неё идёт сразу песня с Ионой в чреве кита - чтобы не забывали, с кем имеют дело. хотя, даже если ты каким-то немыслимым образом позабыл, после 5:00, подняв голову на источник волшебных звуков, неминуемо вспомнишь. лирическое, распетое, прочувствованное до последней, предусмотренной или импровизированной ноты, несмотря на сотый повтор. и беглое "большое спасибо" в конце.
the beloved's cry + the storm still rages inside, видео

на последующих norra el norra окружающие наконец-то!!! вспомнили, что можно прыгать в такт разносящим зал басам (на этот раз "тода раба" от солиста было оглушительным), а на ornaments of gold - махать. на заключительных моментах в Коби просыпается руководитель физкульт-минуток. я снова не знаю, что он сказал о себе в конце эпизода представления всех (согласно англоязычным видео, он может сказать что угодно, начиная с самого тривиального "i'm not Jesus, my name is Kobi". по фамилии себя, в отличие от остальных, почему-то едва ли называет - возможно, потому что все и так в курсе). но в самом конце он, вероятно, попросил не расходиться, так как они собираются делать фоточку с залом.
видео, так-себе-звук

предвосхищая вопросы, почему я весь концерт пялилась на КФ и не потрудилась взглянуть в другие стороны - я потрудилась! и неоднократно. но там как-то ничего не менялось. Йосси всегда улыбается во весь рот, все играют свои партии, все радостные, всем хорошо. можно написать гигантский пассаж о вокалисте как о медиуме всего spiritual, что есть в группе. поэтому он и интересен - именно он демонстрирует весь спектр эмоций, весь концепт, всё настроение, атмосферу, всё-всё. другие же, кажется, согласны принимать на себя роль скорее техничных исполнителей, слаженных выразителей невыразимого. это, безусловно, эмоционально проще, но не должно звучать как обвинение - потому что порождает баланс. до концерта я не понимала, почему Коби не играет ни на чём, вообще ни на чём, хотя мог быть выучиться за столько лет хотя бы металлофону. и возникал вопрос: а, например, в песнях, где у вокалиста 8 строчек, а музыки - 5 минут, ему не скучно? как он всё время находит, чем себя занять? ответ: и находит ведь! даже самое простое, переводя контакт с залом на телесный уровень: подбегает к разным краям сцены, трогая всех желающих за руки (я один раз не сдержалась и по-фанатски пожала его, как выяснилось, холодную мокрую руку), танцует с микрофонной стойкой (Юля высказывала опасения, что он её не удержит и уронит в зал), пьёт пиво, чаёк, воду (выдавая оставшиеся стаканы с пивом и бутылки с водой желающим), болтает, указывает всем, что делать (прыгать/махать, hey! etc.). и не только, совсем не только. и как он не боится лезущих к нему, жаждущих его обтрогать (и это даже не хрестоматийные юные девушки с мечтами, а брутальные металлисты в кожанках)!
читать дальше

Коби - точка духовной концентрации всего, что происходит. на расстоянии буквально вытянутой (иногда даже согнутой) руки это особенно заметно - кажется, что он от кудрявой макушки до подошв кед, фигурально выражаясь, вибрирует. на нём живого (то есть, скорее, неживого) места нет - ни одной клетки, невосприимчивой к спиритуальным потокам окружающего мира (думаю, это не только к конкретным эпизодам концертов относится, а ко всей его жизни). но если бы мне пришлось характеризовать его на концерте одним словом, я бы выбрала "чувственный". во всех концентрических смыслах. я бы могла сказать, что на концерте у него открываются какие-то загадочные каналы, эмпирически (и трансцендентно, что уж!) улавливающие музыку и аудиторию - но не думаю, что эти самые каналы у него хоть на секунду закрываются. есть и другая сторона. Молко этак в 90е характеризовал концерт как "занятие сексом с тысячами человек разом". не уверена, что к концертам такого рода, как OL gigs, может быть применена столь прямая физиологическая метафора, но иногда кажется, что Коби - духовный кокон, причём порождён он больше изнутри, чем снаружи. и этот кокон, он же Коби, и все его нервные окончания etc. ужасающе чувствительны ко всему вокруг, ко всем тысячам человек. интимные контакты на метафизическом уровне, словом. если вам удалось уловить его.
как-то он сказал о себе: "I'm very much about shaping the concept of our band". поэтому он так пугающе восприимчив к происходящему и отзывчив во всех смыслах - и поэтому ему, наверное, сложнее всех.
читать дальше

сначала хочется оправдать всё это ближним востоком и восточной ментальностью - но потом замечаешь, что хочется описывать и трактовать всё это в гораздо более европейских контекстах, даже, скорее, общечеловеческих. исходя не из позиций, что он еврей и у него сильнейший middle eastern background, а из того, что он leading vocalist и фронтмен. потому что первое - это детство и отправная точка, важная, но не единственная и не превалирующая, а второе - сознательное решение всей взрослой жизни. всё же он стремится, не отрицая колоссального культурного наследия, быть над-.
читать дальше

поэтому кто-то может, например, играть на паре инструментов разом, да ещё и петь при этом - а Коби может только петь, и то, прерываясь. разница в душевном напряжении, в отдаче, в затрачиваемых силах - колоссальна. поэтому он (что меня ранее удивляло) изматывается физически и психологически больше, чем все музыканты в его группе разом. см., например, его еврейский фейсбук за период европейского тура 2013. впрочем, это не относится напрямую к нашим рассуждениям в этом посте.
самое поразительное, что все эти качества не делают его ни сумасшедшим шаманом, потерявшим связь с реальностью и вещающим несвязное, ни эгоистичным артистом с раздутой самооценкой (не одно интервью отметило у него удивительную lack of ego), обозначающим себя как провозглашателя истины и высших смыслов.

о приземлённом: нас очень волнует вопрос, почему по всей Европе он выступал в платье (ах, это восхитительное чёрное платье), а в Изр - чуть более беспонтово, в футболке и джинсах, даже хотя футболка - с Иисусом и надписью Mr.Rockstar на спине.
надпись видна, мы все втроём, то есть с КФ вчетвером, а с кудряшом впятером - тоже

характернейший жест концерта, начиная с brother на 1:50 (см. выше) -
читать дальше
он хватался за сердце к месту и не к месту, и не просто формально дотрагивался, а приклеивался ладонями каждый раз секунд на десять - от ощутимого переизбытка чувств (см. выше). ведь это только рядом со мной люди были предположительно тухлые. те, кто снимали видео из своих тридцатых рядов, окружены гораздо более симпатизирующими и увлечёнными товарищами, готовыми отдать Коби, конечно, не столько, сколько он отдаёт в зал - но по способности. да, если бы мне хотелось быть ближе к ним, если бы мне это было настолько принципиально - можно в следующий раз идти в десятый ряд и быть окружённой ими. но зачем? я прихожу на концерт ради музыкантов, а не ради зрителей. во всяком случае, я знаю, что такие неуёмно активные, кроме меня, всё же продолжают быть - а, значит, разница только в локации. не думаю, что Коби и Ко сочтут, что прыгающие поодиночке люди в разных местах и рядах выглядят глупее, чем сгруппированные.
читать дальше

к слову, об окружающих товарищах. Юля вспоминает смешной эпизод: где-то в середине концерта в паузе между песнями басист Ури вдруг повернулся в нашу сторону, присмотрелся и подмигнул нам, всячески показывая, мол, привет! а вот и вы, узнал вас! мы в свою очередь страшно обрадовались и начали махать ему, а кудрявый хватательный юноша рядом с Юлей ещё минут десять не мог отойти от шока непонимания.
фото не с момента, но выражение лица то самое! :)

после конца (теперь точно конца) они сделали традиционное радостное общее фото (Ури ещё с Европы полюбил размещать средний палец на видное место). пока все участники концерта вылезали из-за своих стоек с грибами и выстраивались, я истерически размотала рукав рубашки, чтобы потом как-то себя опознать. помогло! Юля влезла целиком и выглядит как безумная. из правого плеча Коби торчит моя рука, из левого - кусок Ури2.
все тут с безумиями на лицах

не конец.

*см. видеоинтервью metal injection.
**"ani ve'ata" - "я и ты"
***launch gig - концерт, приуроченный к выпуску нового альбома, на котором обычно играют больше песен оттуда, чем в течение тура в его поддержку

@темы: j'essaie, life itself, sounds of laughter shades of earth, tamoh temimah

23:45 

ouvertüre.

ADHUC VIVO
третий день начинается наиболее поздно: мы наивно пытаемся выспаться, потому что не знаем, во сколько ляжем и ляжем ли предстоящей ночью. Ури2 обещал, что мы пойдём вместе с членами группы пить или поглощать десерты после концерта. после выявления всех логистических изысков (считаем остановки; естественно, сбились где-то на пятой; "скажите, этот автобус дойдёт до университета?" - "до какого именно университета?") отправляемся в BeitHatfutsot - Museum of the Jewish Diaspora. он находится на территории кампуса Тель-Авивского университета.
вообще, университетский кампус - это очень здорово, мне кажется. это организация пространства и перемещения "по-студенчески", это большая просторная община, этакий космос из непонятным образом не лишающих уюта каменных зданий, скульптурных композиций и пальм, отгороженный от остального города только контрольно-пропускными пунктами, охранники на которых говорят по-английски (но "тода раба" лишним никогда не будет).

не теряйте своего внутреннего культуролога!
сначала посетителя аккуратно введут в историю, белые гипсовые фигурки изобразят типичные сценки из жизни иудея, а потом бесчисленные визуальные объекты приведут тебя к единственно верному и, в общем, без того очевидному выводу: jews_are_everywhere. марокканские, литовские - какие пожелаете. особенно веселы средневековые миниатюры. особенно интересна часть, посвящённая XX веку - на не самые известные темы, и первые страницы Книги Бытия на самых разных языках. я ношу с собой листок бумаги (кажется, это был план музея) и бесконечно записываю новые английские слова. подозреваю, что 90% - термины, связанные с еврейской культурой, оттого и новые.
на самом деле, сравнивая с Еврейским музеем в Москве (хотя я была там на экспозиции, с еврейской темой не связанной) и Juedisches Museum Berlin, можно легко заключить, что специфика пространства везде очень, очень схожа. даже манера оформления стендов и содержание подписей к изображениям (музейный гифтшоп наиболее разнообразен в берлинском). хотя, может, дело не в тематике, а непосредственно в явлении современного музея. о залах, посвящённых Холокосту, можно даже не упоминать - художественные решения передачи эмоций (вы понимаете, что это едва ли возможно - для постороннего посетителя) ограничены - практически цитируют друг друга.
на первом этаже музея - aroma, называемая в сети "самым известным израильским фастфудом". впрочем, это явно не фастфуд в привычном понимании (не имея в виду, что там какое-то особо здоровое питание), а, скорее, подобие старбакса или чего-то вроде - багеты, сэндвичи (в духе "кофеина", а не mcd) и кофе-to-go. за окном очень, очень темно. мы выпиваем по большому стакану кофе - все средства для бодрости хороши, когда ты отправляешься на концерт любимой метал(ага!)-группы в другой стране и потому совершенно не представляешь, чего ожидать. собирайся я на placebo, мы бы этак с десяти утра дежурили у клуба, а сейчас примерно пять часов вечера - а мы довольно далеко. а что, если прогнозы не оправдаются и люди всё-таки собираются заранее? только бежать.
у КПП на выход - автобусная остановка. билет на автобус 289, который, предположительно, должен был довезти нас, конечно, не до самого "HaTa'arucha, 3" (мы молились чтобы то, что нам удалось найти на нашей карте и в google maps, было верным), но куда-то недалеко. дороги не то чтобы забиты (вечер четверга), но мы регулярно тормозим на несколько минут, так что нужное количество остановок отсчитать нам вновь не удаётся. по времени мы едем уже достаточно, чтобы рискнуть и выйти. рассматриваем карту и сворачиваем на улицу Ussishkin ("усишкин!" - хихикаем мы как третьеклассники). справа от нас водоём, отсвечивающий в темноте. мы идём вдоль него, мимо нас гуляют собачники и бегают спортсмены и худеющие, а около одной из тропинок стоит знак, который невозможно расшифровать иначе, чем "дорога для людей с пупусиками" (взрослый силуэт в шляпе держит за руку маленькую пухлую фигурку).

скопление зданий, среди которых должен быть клуб, внешне напоминает нечто, что могло бы оказаться пристройками к отелю Ритц-Карлтон. мы находим шоурумы, рестораны, даже mcd (главное правило идущего на концерт - вовремя найди, где справить нужду), а прохожие вокруг даже не понимают, о чём мы. мы блуждаем, наверное, полчаса во всех направлениях, выходим едва ли не на Dizengoff street, потом перебегаем улицу обратно, заходим куда-то вглубь. парковочная площадка, ресторан max brenner (до mcd мы уже не дойдём, заглядывайте на здоровье), продуктовый магазин. клуб reading 3 находится напротив, примерно на расстоянии ста метров от прогуливающихся людей в вечерней одежде ("а может, они тоже идут на концерт - на вип-места?"). белое одноэтажное здание, экранчик на внешней стене со слайдшоу предстоящих концертов, название на иврите, зелёными буквами, перед зданием - скамеечка. его было легко идентифицировать только потому, что мы внимательно изучили изображения в google и last.fm.
рядом с клубом - НИКОГО.
время - 6.50 p.m.
во всяком случае, никого из тех, кто мог бы идти на концерт группы, which is regarded as a Metal one.
Ури2 говорит, что приедет не раньше восьми - ему ещё надо дождаться конца рабочего дня и добраться до ТА из Ариэля. двери клуба откроются в 9. разогрев заявлен на 9.40, OL - на 22.30. после семи люди начинают понемногу подходить. примерно в 7.30 нас у дверей клуба не больше 10 человек. все, кроме нас - юноши в чёрном. мы даже не пытаемся прятать румяного мишутку (я) и немецких пэкманов (Юля) на майках. в клуб постоянно кто-то входит, кто-то выходит, даже слышны знакомые звуки - почему они так поздно проводят саундчек? никто не скрывает любопытства (btw, последний концерт OL здесь был 18 июля, а интерес и желание ходить у местных не уменьшается), всем хочется заглянуть внутрь - что каждый поочерёдно и делает, иногда не по одному разу.
на правом дверном косяке - мезуза*. ожидаемо, но на двери рок-клуба- чуть менее. начинаем спорить, сколько людей может прийти на концерт в кипе. приоткрываем дверь в зал, видим на сцене всех, кроме Коби, слышим - тоже (судя по всем фотографиям, репетиции/саундчек действительно в 90% случаев - без него). и мы сразу get excited. услышав не-иврит, с нами заговаривают два парня в кожанках, оба толщиной с пять меня. они тут же отчитываются, что на концерт приехали из Эйлата, а у одного из них Russian girlfriend, что позволяет ему блистать перед нами познаниями в базовой и нецензурной лексике. они готовы научить нас на иврите тому же, и мы уже не знаем, куда деться (в первом ряду очереди на концерт - как на подводной лодке). но вскоре нам понадобилась их помощь. деньги на нашем международном телефонном номере магическим образом растаяли, 8.15 p.m., наши билеты у Ури2, и мы практически открыто паникуем и "просим позвонить". Ури2 отвечает, мол, подъезжаю, скоро буду. я забираю у Юли рюкзак, в котором лежит фотокамера, и отношу все наши вещи ему в машину - куда нам их девать в переполненном зале? теперь мы, увы, знаем, что под сценой есть углубление, куда все желающие сложили свои сумки, куртки и что угодно. а мы остались без денег (не купили OL-майки) и без фотоаппарата (история с камерой на телефоне Ури2 - в следующих абзацах). Юля встречает нас новостями: пока вас не было, пришла мама Коби!
(ох, бесконечно гордая за сына Ирит Леви! остаётся непонятным - то ли она типичная еврейская мать**, то ли она всё же не просто not that orthodox***, а широких взглядов (конечно, если позволила сыну стать рокером, а не адвокатом!), и на концерт ходит скорее с позиции зрителя)
охранники выставляют ограждения и отодвигают столпившихся у двери на несколько метров назад. для того, кто хоть раз был на концерте до этого - знак: скоро запустят внутрь. в общей суете мы оказываемся не первые, но нам не надо показывать сумки для досмотра. корешок билета отрывают - мы готовы бежать. но бежать, кажется, не надо, хотя быстрый шаг тоже неплох.
клуб внутри раз в пять меньше даже arena moscow, что вызывает удивление с порога. и это в родной стране, где на них явно придёт огромное количество людей. пишут, что он рассчитан тысячи на три человек. на одну - максимум, а скорее, человек на 700-800, чтобы им было просторно и хорошо.
я нахожу глазами микрофонную стойку (около неё, конечно, уже толпятся ранее запущенные), думаю, на каком расстоянии будет стоять ограждение у самой сцены. зря трачу время. удивление усилилось на сотню градусов: у сцены_нет_ограды. люди стоят прямо рядом с ней, трутся об неё коленями и опираются руками. как это? не перестаю ссылаться на прошлый опыт, ограниченный практически только Placebo - на них это совершенно немыслимо. встаём там, где хотим - в первом ряду уже тесновато.
ждать разогрева уныло, но ждать, когда разогрев кончится - ещё более мучительно. для человека, который, в общем, не слушает тяжёлую в привычном понимании музыку, группа Hammercult является квинтэссенцией шума и фактора страдания. бесконечный гроул (скрим? что-то ещё?); толстый неопрятный вокалист, постоянно ставивший свой ботинок передо мной (не специально передо мной), так, что мне даже хотелось пристукнуть; попытки трясти головой и вообще изображать погружение в эту, с позволения сказать, музыку, провалились (хотя Юля была более успешным хэдбэнгером, и я развлекалась этим зрелищем). опасно стоять в первом ряду напротив вокалиста и выглядеть незаинтересованным.

*мезуза - футляр, внутри которого находится полоска пергамента с записанными на нём отрывками из Торы.
**многочисленные анекдоты о еврейских мамашах рисуют их патологически не оставляющими ребёнка без присмотра и советов и сводящими его с ума своей заботой вплоть до вынесения вердикта, подходит ли ему некто в супруги.
***в одном из интервью, помимо других вопросов на тему еврейства, Коби задали следующий:
-When your mother first saw your tattoos, did she try to guilt you by declaring “Now you can never be buried in a Jewish cemetery!”?
-Haha! Well, my mother is not that Orthodox, but I myself always find it myself a bit that the “Kaddisha” fellas will mess with my dead corpse after I’m gone.

@темы: tamoh temimah, life itself, j'essaie

01:22 

doubted to breathe the new Jerusalem.

ADHUC VIVO
"Sha'alu shalom Yerushalaim" / they asked for the good of Jerusalem
Shir Ha'maalot, OL's artistic expression of song of ascents, psalm 122 or whatever.


Начну с очередного экземпляра историй о доброте проявления еврейской идентичности.
-Good morning! - заглядывает Рон к нам часов в 8 утра, предварительно постучавшись.
-!בוקר טוב* - нечаянно произношу я.
-בוקר טוב, - широко улыбается Рон. -Что делать будете?
"Взойдём в Ерушалаим" - следовало бы мне, в соответствии со всеми инструкциями путеводителей и пр., ответить. Но я была весьма нейтральна в лексике - hm, we'll go to Jerusalem today.
Мы настолько обленились, что до центральной станции на улице Арлозоров едем на автобусе. На улице Ha'Masger мы отвлеклись на пончики в витрине и (всё же, не из-за этого) не смогли найти остановку - пришлось опросить всех окружающих, но успех нас ждал только с русскоговорящим мотоциклистом. Тахана мерказит утром выглядит несравнимо более дружелюбно, чем полтора дня назад. Автобусы до Иерусалима отходят более чем регулярно - мы пробиваем в кассе по 18 шкалим за билет в одну сторону (потому что обратно хотим ехать на поезде - туда мы не поехали на нём из-за того, что не смогли понять, куда именно он пребывает и где лучше выйти) и заходим в зелёные двери номера 480. На передних сиденьях едут трогательные ортодоксы с кипами под широкополыми шляпами. Ехать не больше часа - за окном шоссе, в почти полностью заполненном автобусе пассажиры, наверное, всех национальностей, в плеере включается New Jerusalem, и мы въезжаем.
Инструкции от Е. выглядели предельно простыми, на практике всё, кажется, даже не оказалось сложнее, разве что резко стало холоднее, я заворачиваюсь в Юлин шарф и не перестаю дрожать (это нам за то, что Юля смеялась над израильтянами в пальто и куртках - теперь стало понятно, почему они в). От нас требовалось пересечь проезжую часть, сесть на трамвай (друзья, не забудьте купить билет, предварительно отстояв очередь к автомату) в нужном направлении и доехать прямо до Яффских ворот, а далее уже делать что придётся и отправляться в любую сторону. Остановки объявляли попеременно на иврите и английском, на электронном табло они высвечивались также по-арабски (Юля помнит голосовые объявления по-арабски, я - нет). Наш трамвай пробирается сквозь бесконечные торговые ряды вокруг, уже которая остановка по счёту - а магазины, развалы и ларьки за окном всё не кончаются. Первое, что мы видим после сувенирной лавки на остановке - ряды больших глобусов, поверхность каждого из них оформлена по-разному, демонстрируя экологический проект. Юля радуется круглым объектам и немедленно начинает их фотографировать, я смотрю на песочного цвета стены впереди и усиленно ищу в себе чувство нахождения на Святой Земле - безуспешно. мы проходим через Яффские ворота, находим офис, где нам любезно выдают бесплатную карту, бродим по Альтштадт, попадая то в книжный магазин с весёлыми открытками, то в очередные торговые ряды, пронизывающие едва ли не каждый уголок внутренностей старого города. торгуют всем - едой, одеждой, сувенирами и чем-то совсем экзотическим, чего не ожидаешь увидеть на базаре.
позже я буду говорить Егору на вопрос о впечатлениях от столицы: базар, везде базар.
а он, усмехнувшись краем губ, ответит: ты же поняла, что он всегда таким и был?

я покупаю серёжки маме ("where are you from? from Holland?" - допытывается продавец), себе, потом нас ловит другой продавец с просьбой перевести на английский объявление о скидках в его лавочке. в благодарность он приглашает нас туда и на наших глазах изготавливает серьгу из имеющихся в плошке на столе материалов, в процессе рассказывая о семейном бизнесе и армянских корнях. "нравится? хочешь, подарю? вторая нужна?" - и он доделывает вторую. "одна - бесплатно, вторая - тридцать шкалим". 30 шкл - совсем не большие деньги, но взыграло чувство "поддался на развод/маркетинг", и мы, отказавшись, тут же выбежали из лавки.
мы набредаем на табличку "via dolorosa"**. рядом с ней стоят солдаты, напротив - загадочный basti restaurant. название напоминает о слуге из Coppelius, меню оформлены под модерн 20-х гг. (почему?!). мы заказываем лимонад и тарелку фалафеля с прилагающимися бонусом салатом, питой*** и ещё чем-то.
торговые ряды не планируют кончаться, куда не заверни - даже, кажется, via dolorosa** не свободна от них. в редких случаях ларьки с товаром, делающие типично узкие улицы ещё уже, сменяются вывесками отелей и хостелов. не то чтобы теряемся - но, во всяком случае, даже с помощью карты едва ли можем уверенно сказать, где мы. к каждому следующему повороту и углу становишься всё более осторожным - там может оказаться вход в квартал, куда_нельзя. мы находим пару прекрасных шарфов, безудержно торгуемся, разыгрываем из себя кого только не, притворяемся, что нас ничего не бесит и в конце концов осознаём, что, кажется, ходим по кругу. так, в общем, мы и не узнали, посетили ли мы типично-туристические места в этом районе, или нет - во всяком случае, цели этой у нас не было. играющие на ступеньках дети вызываются объяснить нам дорогу к western wall, выводят нас куда-то в сторону, говорят "теперь туда" и намекают, что неплохо бы им за помощь получить пару монет. я ссыпаю в ладонь парнишке все агорот****, какие нахожу, ибо всё равно не представляю, что делать с ними и путаюсь из-за них при счёте наличности. какая-то женщина (не спросили, откуда она) тоже ищет Стену, мы решаем сделать это вместе, но она ходит гораздо медленее нас. понадеявшись, что она всё-таки найдёт её, мы устремляемся в нужном направлении. на входе охрана досматривает вещи, после входа - громадная толпа, море голов в кипах.
мы некоторое время пытаемся понять, является ли нормой гигантское количество людей или происходит что-то особенное. последний день Ханукки - наконец соображаем мы.
вся левая сторона - для паломников-мужчин. около ограждения, за которое не заходят женщины, поставлена прозрачная коробка с одноразовыми белыми кипами - каждый, кто забыл свою, может на время пребывания у Стены одолжить (не слишком гигиенично).
"давай стащим" - "нет, ты что, это нехорошо" - "зато можно потом рассказывать внукам, как ты украл кипу у евреев!"
справа от нас площадка-возвышение, на которой проходит концерт. зрителям настолько негде встать, что желающие увидеть хоть что-то запрыгивают на бордюр и чуть ли не стоят друг у друга на головах, пытаясь влезть в освободившуюся щёлочку; особенно забавно в этом качестве выглядят юноши-ортодоксы/хасиды (?) (не перестающие напоминать нам нашего университетского преподавателя религиоведения) с подпрыгивающими вместе с ними пейсами. мы спрашиваем у кого-то: можно ли подойти к Стене? обойдите, отвечают нам, нужно идти направо. только тогда мы замечаем, что пространство у Стены делится на две половины гигантским хануккальным подсвечником, на котором уже нет незанятых свечами розеток.
у правой половины нет столпотворения - молящиеся женщины стоят друг от друга поодаль, все щели и выступающие части Стены усыпаны клочками бумаги. я достаю те, что просила меня положить мама. собираюсь написать свою - заканчивается ручка, на удивление долго ищем кого-то, у кого есть запасная и кто готов одолжить нам её. нахожу не самое заполненное углубление и ссыпаю туда все записки. женщина в роскошном белом пальто полулежит прямо на земле, прислонившись к Стене. темно, холодно, звёздно и даже не очень шумно.
не хочу сказать, что я таки обнаружила какое-то ощущение Святого места - нет. но, во всяком случае, мне подумалось - раз уж конвенции так сошлись, почему бы не использовать этот условный портал, чтобы поблагодарить высшие силы, которые трудятся мне на благо, кажется, без передышки.

в один и тот же момент мы находим выход и решаем, что неплохо бы направиться домой. у выхода находится автобусная остановка, более никаких ориентиров. мы даже не знаем, где примерно может находиться желаемая (какая-нибудь) станция поезда. подходит автобус. спрашиваем у входящей девушки, поможет ли нам посадка в автобус добраться до загадочного места, где можно сесть на поезд. девушка не знает, но, говорит, он точно придёт на тахана мерказит йерушалаим, и, скорее всего, поезда оттуда тоже отправляются. тода раба!*****
после очень пробочного маршрута (неудивительно) мы приезжаем туда же, откуда ушли днём. никаких поездов не наблюдается, обратно в Тель-Авив мы уедем на том же автобусе 480 за те же 18 шкалим. Юля совсем устаёт и засыпает, я смотрю в окно, в котором почти ничего уже, кроме световых пятен, нельзя разглядеть, и думаю, должна ли я из всего произошедшего делать какие-либо выводы.
Рон пишет сообщение, в котором приглашает нас на свой концерт, не сообщив, как нам добраться до venue при желании. мы отвечаем: вот, едем из иерусалима, наверное, пойдём (не хочется его обижать и отказывать), скажи, куда! молчание. когда мы доезжаем до всё той же центральной станции, но уже в ТА, Юля говорит, что устала и не хочет идти никуда, кроме дома, к тому же. нам нужно хорошо выспаться и качественно сэкономить силы для завтрашнего дня-концерта OL. я строчу Рону что-то отмазочное, он беспокоится, но мы (в который раз) убеждаем его, что всё в порядке.
мы решаем сесть на поезд и добраться, наконец, до ближайшей, согласно карте, к нам станции, Tel-Aviv HaShalom. прибывает двухэтажный поезд, мы едем всего одну остановку. выйдя с платформы, мы сворачиваем не туда, отчего оказываемся где-то за улицей Jabotinsky - там, где мы, ездит едва ли не с десяток разных автобусов, стоит пара громадных полустеклянных псевдороскошных то ли ТЦ, то ли офисных зданий (которых в ТА бесчисленно), через дорогу находится автозаправка (я делаю крюк через несколько пешеходных переходов, но добываю нам еду), мы почти не можем шевелиться (нас прогоняют со ступенек перед этим стеклянным, мы падаем на скамеечку на остановке), почти без надежды на ответ (у него же концерт, ему явно не до сообщений) и в предвкушении пешего тура не-знаю-куда (заглядывание в карту утомило едва ли не сильнее всего) пишем Рону, но он отвечает: автобус 42, остановка такая-то. проезд - 6,60, водитель говорит по-русски, остановка узнаваема, и от неё идти ещё не менее 10 минут. я злюсь и не понимаю, почему оттуда не ходят автобусы на остановку на Ицхак Саде, что, впрочем, уже бессмысленно, потому что мы, кажется, дома.

*boker tov - доброе утро.
**via dolorosa - дорога (уже улица), по которой, как выяснили (или договорились считать) в Средние века, Иисус шёл к месту распятия.
***пита - хлебная лепёшка
****агорот (ед. ч. агора)- денежная единица, по отношению к шекелю примерно то же, что копейка к рублю.
*****тода раба - больше спасибо.

@темы: j'essaie, life itself, tamoh temimah

02:16 

erste vol.2

ADHUC VIVO
На очередном углу напротив очередного am:pm мы находим кафе со вкуснейшим салатом под непредсказуемой этикеткой "сезонный", вдохновившись составом из сыра, орехов и ягод (30 шкалим, одной порцией можно накормить меня, Юлю и остатки ещё отнести Ури в Металшоп, но мы слишком обжоры для этого). Перейдя улицу наискосок, я покупаю два стакана свежевыжатого сока по 10 шкалим, и мы прячем их (как еду "не-из-кафе") под столом, словно мы какие-то гнусные воришки.
Наш дальнейший путь представляет собой в высшей степени бесцельное брожение (обойдёмся без намозоливших все зрительные части метафор про броуновское это самое), кажется, мы всё-таки добредаем до Шук Кармеля.
Рынок Кармель, как говорят хором путеводители, Егор и вообще все источники, знаменателен тем, что "там можно найти всё". Ремарка: вы представляете себе восточный базар? Так вот, это Восточный Базар. Если вас будут раздражать вездесущие зазывалы, если вы не в состоянии абстрагироваться от того, что цивилизованные товарищи называют "бескультурьем" и просто быстро проходить мимо особо назойливых продавцов - лучше не соваться, получите стресс. Впрочем, даже мой опыт трёхразовой (немного о глупости моих родственников) Турции и бесконечных пикаперов в столице Краснопрестольной в первый день куда-то спрятался - я только и делала, что раздражалась и хотела убежать. Юля пыталась (безуспешно) найти маленькую подвеску-хамсу, купили большую упаковку клубники - нам, тёплый жёлтый (жовто-блакитный, шуточки про Евромайдан прилагаются) свитер (25 шкалим, торг (и зачем?) не помог) - мне. Мы заглянули ещё куда-то (в поисках полотенца; вышли с полотенцем, термоштанами (Жеашек мёрзнет - 15 шкалим), глиттерными колготками (должен же быть глэмрокер в семье). Походы за покупками - вообще довольно утомляющее занятие, по рынку - особенно, но уходить домой в шесть вечера было бы довольно неразумно и уныло.
Мы вышли из рыночного пространства как раз на начало Rehov Allenby*, а там, а там - предпоследний вечер Ханукки, компания ортодоксальных евреев устанавливает громадную, в полтора человеческих роста, ханукию, подсаживает на плечи малышей, - малыши поджигают все свечи, кроме одной.
читать дальше
Мужчины в пиджаках, из-под боков которых свисают нитки талита, в широкополых шляпах, конечно, с отпущенными пейсами. Женщины одеты менее формально. Дети радостно выкрикивают нужные слова по команде старших.
читать дальше
Все берутся за руки и начинают кружиться по площади (по краю уже собрались зрители, и мы среди них), самодеятельно исполняя одну за другой традиционные песни. Последняя кажется мне странно знакомой, а потом я обнаруживаю, что уже допела вместе с ними до второго "бейадену ор ваэш". Это же Бану Хошех! - понимаю я и аплодирую громче всех. Радостных зрителей обносят сначала мешочком с дрейдлами (ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%80%D0%B5%D0%B9%...), а потом - коробочкой для милостыни. Мы действуем в соответствии с логикой: за доставшиеся нам в подарок пластмассовые жёлтые дрейдлы кладём пару шекелей в прорезь.
Настоящая, аутентичная Земля Израильская - put a tick, you've seen it.
Но домой идти ещё рано.
Музей изобразительных искусств работает до 10 вечера.
Было около семи, когда мы дошли как-раз-до-той-нужной-улицы - и почувствовали смертельную усталость, очевидно, совершенно не совместимую с походом в картинную галерею и заставившую нас свернуть на улицу Арлозоров по направлению к дому.
Дома, честное слово, не происходит ничего интересного: мы докладываем Рону, что у нас всё в порядке, стираем и развешиваем вещи, едим клубнику, ложимся спать.

*улица Алленби

@темы: j'essaie, life itself, tamoh temimah

02:28 

erste.

ADHUC VIVO
В первый день сотворил Бог обменные пункты, басиста Orphaned Land, пляж и клубнику.

Первое утро - правильно это или нет, но, во всяком случае, полезно и довольно предсказуемо - начинается с открытых страниц поисковых систем. Я ищу Leumi Bank (спонсор советов банка для обмена долларов на шекели - мальчик на букву Е), Юля пытается договориться о встрече с неким Юлиушем, парнем своей подруги, которому последняя передала через Юлю подарочки. Юлиуш не отвечает - Юля сообщает ему в оффлайн наш международный номер и наше примерное местонахождение, я наконец-то нахожу банк по адресу, более или менее нам понятному.
Мы выходим через дворы в противоположную ночному путешествию сторону - на бульвар Ицхака Саде. В am:pm, супермаркете на углу, знакомимся с ассортиментом возможной еды для завтрака (и прочих случаев голода), покупаем булочки, шоколадный питьевой йогурт (который я потом буду тщетно вытряхивать со дна бутылки), воду - купальники в рюкзаке создают амортизацию. Что интересного может происходить дальше? Идём, значит. Смотрим по сторонам, конечно, - насколько позволяет угол обзора, забегаем в самую середину толпы и суеты, едва не впечатываемся носами (!) в горячий бок автобуса (+24), рассматриваем вездесущие стройки и вездесущие пальмы - мы живём и находимся, наверное, в центре города, так что здания вокруг преимущественно очень высокие и соответствующего офисного вида.
-Юля! - окликает некто. Молодой человек с зелёным велосипедом из местного пункта проката действительно обращался к моей спутнице.
-Привет, Юлик! - отвечает она и суёт ему в руки заготовленный мешочек. Юлик выуживает из мешочка записку, читает, улыбается так, как улыбаются только при чтении любовных посланий.
Чудесная маленькая страна, говорим мы, вышел на улицу, пошёл в неизвестном направлении, встретил знакомого, как всё замечательно и удобно. Юлик полон решимости познакомить нас с городом. Он находится здесь два месяца из положенного года - на учёбе, проживая в некотором количестве километров от непосредственно Тель-Авива. Он без устали предлагает свою помощь и советы, чем начинает в определённый момент напрягать. Но в начале он был почти неоценим. Мы пересекли бульвар Ротшильд и обнаружили банк (не Leumi) после активных консультаций Юлика у всех прохожих - "они на ломаном английском, я на ломаном иврите". С суммой в триста долларов нас выпроводили и настоятельно порекомендовали отправиться в обменный пункт. Его было найти ещё легче - в теперь-уж-точно-центре (Шенкин-Алленби - ??), ну, во всяком случае, в месте регулярного скопления большого количества людей. Шекели были разрисованы до смешного ярко, а особенности изображения портретов важных государственных лиц на купюрах заставляли вспомнить шутку "У вас Jpeg". Самое важное, что мы сделали на этом отрезке пути - зашли в книжный магазин (с русскоговорящей продавщицей) и обменяли 39 шкалим на громадную, сложенную для продажи раз в пятнадцать карту Tel-Aviv-Yafo.
После Алленби и базарных рядов вокруг (и это ещё не рынок) мы как-то неожиданно для себя оказались на улице HaYarkon, с которой было связано важное для жизни и здоровья предостережение:
читать дальше
И вот уже мы делаем снимки вывески "Кавказа", предчувствуя сетования Егора на нашу безголовость.
Справа - оперный театр, перед нами, через проезжую часть - пляж.
Настоящий пляж, с божественно мягким песком и плещущимся Средиземным морем.
Мы аккуратно выпроваживаем Юлиуша в одному ему известном направлении, заверив, что справимся-не-потеряемся-обратимся-в-случае-чего и бежим переодеваться. На пляже садимся на край лежака, и с нас мгновенно требуют жестами денег - демонстративно мгновенно скатываемся с лежака в песок и строим фортификационное укрепление из рюкзака и кофт. One, two, 1-2-3-4! - забежать в холодную воду мне сложнее, чем Юле, поэтому мы задействуем рок-н-ролльные методы. Эмоции сидящих на берегу и наблюдающих за нами различны, и нам отлично видны - всё это разные степени удивления. Несмотря на усиленные попытки согреться в плавании, я всё же вылезаю на берег. Юля, умильно наплававшись, обнаруживает меня валяющейся в груде песка и успевшей настроить с десяток дворцов и далеков по окружности.
Часы сообщают, что наши одногруппники тем временем тяготятся семинаром по зарубежной литературе. "Сфотографирую тебя и отправлю преподавателю, пусть знает, чем занимаются лучшие студенты во время её пар" - хихикая, говорит Юля, ведь она-то сама тоже не там!
Песок настолько мягкий, что хочется в нём жить, или, хотя бы, по часу в день терапевтически ковыряться в нём в ожиданиях (от себя) новых построек.
Душ в кабинках для переодевания отсутствует, так что прибрежный мусор в волосах ждёт выселения до дома. Мы отправляемся на улицу Pinsker, в магазин Metalshop.
Немного истории: очевидно, что ребята из Orphaned Land не в состоянии обеспечить себе безбедное проживание исключительно игрой в группе. Коби, помимо прочего, пописывает статьи для обожаемой футбольной команды Maccabi Yafo
извините
и вообще всячески занят связанными делами, а басист Ури выбрал самое еврейское дело - приторговывание, открыв (некогда) магазин метал-рок-атрибутики. Там мы надеялись не только найти OL-футболки, но и забрать открытки с подписями. Немного другой истории: ещё летом я попросила Ури (того, что с фейсбука и из Ариэля, будем звать его Ури2) прислать нам еврейских открыток. "Я могу какие хочешь сделать, может, тебе нужны открытки с Коби?" "Конечно, нужны" - говорю я. Он добросовестно их сделал, выложил мне на стену в фб их снимки и обещал сунуть Нашим Друзьям (мою - Коби, Юлину - Ури), чтобы они расписались. Ури по причине его работы в магазине найти было достаточно легко, так что Юля свою порцию получила. С Коби же всё было сложнее, и Ури2 так и не удалось его обнаружить. Примерно за неделю до нашего приезда Ури2 ездил в Metalshop забирать все три наши билета на концерт и оставил в магазине наши открытки, о чём (спасибо) сообщил.
Начинается дождь, как будто сама погода намекает нам спрятаться от неё в Металшопе. "Ури, кажется, нет на месте" - сообщаю я Юле, и после моих слов за прилавком вырастает знакомая по множеству youtube-видео и фотографий борода. В самостоятельных поисках футболок не обнаруживаем, решаем спросить, встаём в очередь - пока стоим, набираемся смелости. На стенах висит множество плакатов и афиш, слева от входа - огромная фотография: OL на сцене с ливанской танцовщицей, держат флаги своих стран.
читать дальше
Памятуя о весьма посредственном английском басиста, сочиняю максимально простые фразы.
-Привет, Ури! - говорю я. -Хадар, ну, этот парень из Ариэля - он говорил тебе о нас (он и правда писал мне, мол, рассказал Ури о вашем приезде, последний был крайне удивлён). Так вот, мы - те самые девушки из Москвы.
-Wow, wow - отвечает Ури, видно, что он всё ещё под впечатлением. -Вы что, сюда ради концерта одного приехали?
-Ну, мы слишком хотели увидеть вас вживую и решили, что в Израиле лучше всего будет. К тому же, мы сможем посмотреть страну! Скажи, а у вас продаются OL-майки?
-Нет, знаешь, их-то мы и не продаём. Но перед шоу можно будет купить!
-Ок. А ещё открытки, ну, с автографами, картинками...
-А, да - Ури разворачивается, куда-то уходит и через минуту приносит нам два куска фотобумаги. На одном - Коби в костюме Иисуса (на обратной стороне пустота), на втором - израильский флаг (сзади подпись For Julia и кривая автографа).
Мы благодарим, раскланиваемся и уходим, не желая никого отвлекать.
Юля неудержимо смеётся, осознав, что она посетила обитель блэк-металла в майке с микки-маусами.

пауза в повествовании (жесте не конец, Турольд не умолкает).
j'vais continuer aussitôt que possible.
*продолжу как можно скорее.

@темы: tamoh temimah, life itself, j'essaie

02:39 

я продолжаю. техническое.

ADHUC VIVO
Про самолёты и аэропорты рассказывать чаще всего скучно - settle all the formalities, "отправьте наш багаж сразу до Тель-Авива", "места вместе, пожалуйста", самолётная еда (обе порции съедает Юля), самолётный сок, самолётный чай, самолётный сон и самолётное чтение нескольких страниц Эренбурга и путеводителя. Рядом с нами - никого, самолёт заполнен максимум наполовину. Все стюардессы компании Aegean Airs (эмпирический вывод после четырёх рейсов с ними) как будто сбежали из фильма Альмодовара.
Прилетаем в Афины, аэропорт Элефтериос Венизелос - здесь нам предстоит ждать самолёта в ТА на протяжении шести часов. Выясняется, что в распоряжении транзитных пассажиров только один этаж (ладно, ещё часть нижнего, но там в наличии разве что ничего и стойка информации). Находим бесплатную питьевую воду и розетку, по очереди усаживаемся рядом с ней на пол (никто не реагирует), я пишу конспекты по дисциплине "зарубежная литература" и покупаю второй багет за пять евро, погибая с голоду, Юля смотрит сериал, найденный на позаимствованном у соседки нетбуке и спит на стуле.
Когда Юля просыпается, то начинает делать фоточки меня, сидящей в шали и безразмерной кофте в очках, в обнимку с ноутбуком на полу и сэндвичем в зубах, издевательски приговаривая: "Сфоткал малыша, пока он хипстер, люблю его!" У нас устают все конечности разом, и мы танцуем что-то неоформленное по всему периметру зала, я пытаюсь обеспечить музыкальное сопровождение афазическим текстом, в котором точно было слово "нарколепсия". Почему-то почти все объявления - про то, как кто-то потерялся и кого-то усердно ждут на посадку.
В зале ожидания рядом с выходом - кудрявые люди с подсвечником на обложке паспорта. В самолёта рядом с нами сидит пожилой грек, несущий с собой замысловатого вида чехол с, вероятно, музыкальным инструментом. Пара часов полёта, картиночно отображающаяся на экране, надоевшая инструкция по безопасности на них же, самолётный кофе и самолётные сливки. У меня мучительно закладывает ухо, и ни одна эгейская конфета, даже зелёная, не помогает.

Ladies and gentlemen, welcome to Israel.
Когда я написала эту фразу, во мне снова что-то перевернулось и оборвалось. Слишком невероятно. Слишком другой мир. Европа всегда на слуху, Европа привычна и желанна, Ближний Восток же - мягко говоря, неизведанное, загадочное направление, которое до определённого момента даже не представляло нужды и интереса. Первый концерт одной из самых любимых группы - за рубежом. Юля, вечно говорящая об отсутствии денег и потому об отсутствии возможности поехать куда-то дальше Звенигорода, рядом. Что это вообще, как это вообще. Интернет-новости в ленте друзей пестрели обсуждениями и подготовкой к концерту Placebo 10 декабря в Париже - и к другим, близким по датам. Лента твиттера сообщала о процессе подготовки однокурсниками домашних заданий и итоговых работ. А мы вот тут, в Израиль сбежали, и никто не знает.

Бен-Гурион, место, где Фархи сделал десятки чекинов, встречает нас получасом после полуночи 3 декабря, горизонтальными эскалаторами, по которым невероятно смешно ехать (мы воображаем себя послами), мозаиками и экспозицией фотографий спортсменов.
В пятитысячный раз обсуждаем, что мы говорим битахону (службе безопасности, о допросах которой ходят страшные истории, и не только в обсуждениях группы "Израиль с любовью". Мы рисковали представить особенную проблему, как одинокие девушки, едущие, к тому же, всего на 4 дня среди зимы - "скажу, что ты моя невеста". Плюс я не представляла, как объяснить специфику проживания, которая могла для них стать похожей на бордель - "скажем, что мы культурологи и, такскть, проводим полевые исследования"). Наша очередь подходит очень быстро, в кабинке сидит мужчина средних лет. Вопросы задают, конечно, по-русски. Зачем вы приехали в Израиль? Туризм и концерт, бодро, несмотря на ночь и мерзопакостно заложенное ухо, отвечаю я. Что за концерт? Orphaned Land. А где жить будете? У хоста. Что? (градус подозрения накаляется). Равницки, дом 7 - поправляюсь я. Мы получаем маленькую бумажку - это разрешение на въезд в страну.
Егор говорил: из аэропорта в город лучше приехать на поезде. Время - около часа ночи, наш поезд уходит в 01:50. Отлично, думаем мы и ищем кассу. Её мы вполне успешно находим, но поезд, который дойдёт до нужной нам станции HaShalom, как выясняется, будет не раньше пяти утра. Уточняем у женщины в кассах (после безуспешного тактильного консультирования у автомата по продаже билетов) - ну да.
Отчаявшись, звоним нашему хосту, Рону. Рон отвечает: сейчас попробую поискать, может быть, есть автобусы. Нет, увы, автобусов не находится. Возьмите такси, говорит он, это будет стоить 60-80 шекелей. Ну, поголодаем день, думаем мы, зато дома будем скоро - спать хочется ужасно. Таксистов рядом с аэропортом предсказуемо много, но расчёт автомата показывает сумму в несколько раз больше. Решаем спросить лично - ничего не меняется. Чтожеделатьчтожеделать. Ночевать на скамеечках, безусловно, можно, но кто бы знал, как не хочется (в конечностях ещё свежи воспоминания о стульях в Венизелосе).
Я открываю путеводитель в поисках карты. Смотри-ка, говорю я. Вот центральная станция - до неё как раз доходит поезд в 01:50. Наша - следующая. От нашей станции до дома идти недалеко. А от центральной станции до нашей можно добраться пешком, там практически по прямой. Сунули карту в билетный автомат, простились с 30 шекелями.
Поезд опаздывает на 12 минут, мы внимательно слушаем объявления, пытаясь выяснить, на какую платформу из двух нам нужно и какая по счёту остановка - центральная, попутно удивляясь людям в куртках. Да ладно, Фархи ходил в куртке в Перу, комментирую я. Но в России-то в свитере, парирует Юля.
Прибывает поезд, я затаскиваю чемодан, все места свободны, за окном почти ничего не разглядеть, кроме огней и шоссе. Мы всё едем, всё ещё едем, и никто из нас не знает, когда мы останавливаемся. "Ла ла ла савидор мераказ" - сообщает нам громкоговоритель. Нам выходить, и ты ещё будешь благодарить мои лингвистические способности, сообщаю я Юле.

Светящиеся башни ТЦ Азриэли видно уже отсюда. Мы выходим из поезда, и на нас обрушивается южная духота вперемешку с влажностью, ночью совершенно не мешающая и даже приятная, а вокруг растут пальмы. Покружившись вокруг выходов на шоссе и замысловатых перекрёстков, таки выясняем, куда нам нужно. Всё вокруг напоминает какой-то Геленджик, даже сквозь ночь заметно обилие строительных объектов и площадок, и местами присутствует характерный южный запах нечистот (но, кстати, очень, очень мало). На улицах виднеются не только автомобилисты, но и велосипедисты, и бегуны, и солдаты, и кто только не. Мы шагаем вдоль очередных пальм, пытаясь выяснить, как себя вести со здешним красным светом светофора - в приличном и законопослушном ожидании или не очень (полученные за два дня до этого водительские права прожигают мне российский паспорт и карман до кости каждый раз, когда я выбираю второй вариант). Шоссе Менахем Бегин, Каплан в другую сторону, перейти налево, ой нет, направо - белая помятая бумажка с нарисованной шариковой ручкой схемой развевается штандартом. Нас останавливает некто, заговаривает по-русски, пытаясь объяснить, куда нам нужно идти, но так и сумев вспомнить направление. Мы благодарим и почти с сожалением отвечаем, что зажигалки у нас нет. Сонхино, Тушия, Тверски, пятидесятый поворот налево после восьмидесятого направо и сто сорок четвёртого ожидания на светофоре, узкие улицы, по обеим сторонам которых навалено невесть что, в темноте не разглядеть.
-Эй, смотри, какие тут классные белочки на стене нарисованы, - говорит Юля.
-Эй, смотри, какой тут классный указатель Ravnitski на стене прибит, - отвечаю я. -Но белочки действительно отличные, отчасти потому и отличные.
На часах, наверное, полчетвёртого ночи. Мы заходим в нужный дом (на входе горит свет) - в глаза бросается жуткая разруха вокруг (район соответствующий), грязный лифт и всё такое прочее. Поднимаемся на лифте на второй этаж, на стене рядом с первой же дверью висит громадный национальный флаг. "Евреиии" - трогательно-восторженно шепчем мы.
В двери квартиры, где мы будем ночевать ближайшие три с половиной ночи, большая дыра внизу. Мы стучим ("но он же получил нашу смс о поезде и предполагает, что мы доберёмся?"), раздаётся собачий лай, и нам открывает Рон, высокий заспанный бородач. Короткий инструктаж, где что находится, кончается словами "So, I think, that's it, if you have any questions...". Но вопросов у нас не было, а было желание заснуть как можно скорее - что мы и осуществили.
*"тахана мерказит" - "центральная остановка", так что слово "мераказ" вполне себе идентифицируемо.

@темы: tamoh temimah, life itself, j'essaie, about a girl

00:35 

urgeschichte.

ADHUC VIVO
Собираясь ответить на вопрос, как мы провели время в Израиле, я подумала, что перед этим может возникнуть другой вопрос - "Почему именно там?", а он повлёк за собой уже попытки расшаривания и раскапывания среди слипшихся воспоминаний всей жизни момента, когда еврейский дискурс впервые в ней появляется.
Конкретного момента я так и не нашла, впрочем, могу предположить, что что-то совсем уж прото- - это родственники на семейных сборищах, пьяно включающие в проигрывателях хава нагилу и семь-сорок. Нечто несравненно более осознанное - вероятно, средняя школа, то есть период, когда мои мозги в принципе начали складываться и развиваться осознанно, более осознанно, чем раньше. Самые умные, самые хитрые, самые подлые, самые несчастные - наверняка вы тоже слышали с десяток эпитетов, которых удостоилась еврейская нация. "Евреи, евреи, везде один евреи!" - восклицают пародисты в куплетах, а ты интересуешься: а почему так? Это что, какие-то особенные люди? В чём их загадка? Но необходимости (впрочем, и умения тоже) действительно получить ответ не предвиделось.
Всё поменялось в университете - самым знаменательным событием и человеком среди всех в начале года стала девочка, не поступившая в СПбГУ на гебраистику, и потому от безысходности влюблённая в семинары по Ветхому Завету и Древнему Израилю, а также нашёлся умнейший мальчик-еврей. Чтобы узнать о мальчике, см. какой-то из предыдущих постов, но там не то чтобы что-то действительно интересное. Чтобы дать вам узнать о девочке, мне придётся вспомнить прошлую осень и формулировку "я хочу перестать бояться олимпиадников". Как все догадались, это Юля.
В силу непреодолимых обстоятельств (ладно, это была жалкая водка на праздничном столе) мы стали общаться больше, а потом ещё больше, и так или иначе вопрос о любви к евреям был затронут. "Почему, зачем, откуда этот интерес в тебе?" - интересуюсь я. "Я задавала те же вопросы, что и ты, о них, и очень хотела разобраться".
Всё оказалось очень просто и очевидно. Не то чтобы эта тема в наших разговорах и жизни планировала получать деятельное развитие. Хотя мы пытались записаться на иврит в ИКЦ и ещё куда-то, а также планировали поехать в Сефер, но первое потерпело крах - хотя это и не страшно, ибо чудо-вуз устраивает нам его с января (надеюсь!), а второе, во всяком случае, этой зимой, оказалось не то чтобы интересным. Одним словом, любовь эта была хоть и обоюдная, но довольно пассивная.
Всё снова поменялось, и дату вычленить уже проще - кажется, это 19 апреля 2013 года. Какой-нибудь платоник сказал бы, что из меня вылетела душа placebo и влетела душа OL. Я довольно бесцельно заглянула на страницу девушки по имени Elena Lyubchich, учащейся в Праге и добавленной в друзья из-за общей любви к placebo. Неизвестный мне друг скидывал ей на стену музыку и видео, подписав около одного - "вот тебе самый кошерный еврейский фолк-метал".
Под многообещающим описанием, заставившим меня заинтересоваться и ознакомиться, имелось в виду вот что:
читать дальше
Интересный клип, думаю я. Хорошенький солист, думаю я. Надо пересмотреть и показать Юле, думаю я. Юле закономерно нравится, я радуюсь.
Sapari tamoh temimah sapari nagil betemah. Поисковые системы благожелательно одарили меня латинской транскрипцией с сообщением, что транскрибируется не абы что, а йеменский иврит XVII в. Также выяснилось, что по-русски информации о группе чуть больше, чем нисколько, в сообществе вк активность можно оценить также. На fb, впрочем, что-то происходит.
Найденная фотография с миксом всех религиозных акцентов (мусульмане в позе иудеев и наоборот) и солистом в костюмчике а-ля Jesus Christ вызвала безудержный восторг и желание искать ещё и ещё.
читать дальше
С каждым следующим найденным лайвом, с каждой следующей найденной песней или фотографией я всё больше впечатлялась, а Юля - вслед за мной. Sapari ни в одном варианте (даже из Гельзенкирхена 2010 г.) не теряла своей красоты, и, в конце концов, мы воплотили свой восторг в начале мая в фотография их Владимира. Я истерически писала на руке va'yehi or (да будет свет), читала все доступные интервью взахлёб, пыталась разобраться в документальных видео на иврите без малейшего намёка на перевод и всё больше ими проникалась. Находилось всё больше и больше добрых историй, добрых фотографий - а каким словом ещё можно описать то простое, незамысловатое и даже "беспонтовое", что на большей части из них происходит? Профиль солиста сего восхитительного коллектива Коби Фархи имелся в фейсбуке и не содержал в себе ни миллиграммового намёка на звёздность, и эта потрясающая открытость, близость, особенно на контрасте с последними (и, в силу возраста, единственными сознательными) шестью годами пла-коммьюнити, трогала и "подкупала" невероятно. Сегодня он пишет, что планы на вечер отменились, и он сидит дома, погружённый в скуку, завтра заливает фотографии себя с накладными ушами микки мауса и нарисованными усами, а потом совершенно случайно находится известие, что они номинированы на Нобелевскую премию мира. Такая вот эклектика, такая мешанина - выступления на фестивалях для десятков тысяч человек, многотысячная армия поклонников на всём Ближнем востоке и клубы в маленьких европейских городах, опыт туров, концертов, разъездов и с кем-только-не встреч, вплоть до президента Израиля- и мальчишеский страх-восторг перед встречей с лидером Metallica ) Это - совсем не дисгармоничное - слияние не столько несовместимых, сколько странно невообразимых начал особенно привлекло меня в их творчестве и лично в КФ.
(их миротворческая деятельность, по сути, составляющая основу и костяк их существования как музыкального коллектива, - вопрос не праздный, но изученный, и я отдельно посвящала этому даже кейс по английскому в прошлом году - см. предыдущие посты по соответствующему тегу).
Мы торжественно скачали их DVD "The Road to Or-Shalem", столь же торжественно посмотрели (помахивая по время просмотра имеющимся у меня флагом Изр), пересмотрели, навосхищались, наобсуждались, написались обзоров (я) и пришли к выводу, что нам слишком нравится обилие сине-белых флагов, подсветка в форме Магендавидов и прыжки под Norra El Norra, чтобы не желать идти на их концерт. Знакомство с турдатами оказалось менее утешительным, чем можно было вообразить (а вдруг!) - в России последний (он же первый) раз они были в 2008 г. Но в июне 2013 г. они выпустили новый альбом ("All is One") и следующие полгода планируют его обкатывать и обыгрывать, то есть - вся Европа на наш выбор. В августе мы ехали в Германию, но увы, ничего близкого, кроме фестиваля (спасибо за максимум 40 минут, до свидания), не нашлось.
Копенгаген (дешёвый перелёт и дорогая виза)? Прага? Милан (и там, и там Юлины знакомые)? Анкара? Стамбул (безмерная любовь КФ к Турции)?* Чёрт побери, Сараево (не нужна виза)? Дублин (последний концерт тура)? Мы отчаянно искали авиабилеты, кажется, на все доступные для нас концерты европейского тура, и каждый раз цены оказывались примерно одинаковыми - предположим, 10-12 тысяч за return ticket, то есть на этом основании выбрать было проблематично.
В июне меня совершенно случайно нашёл и добавил на фб некто Juri Hadar, он же Ури из Ариэля**, при общении с которым выяснилось, что ребят из Orphaned Land он знает с незапамятного 1993 г., что девушка Коби была его одноклассницей, что он были у Коби дома, и траву с ним курил, и на trance parties они вместе ходили, и бессчётное количество концертов он посетил, и..., и... - и снабжал меня множеством забавных историй о них.
"Спроси у Коби, куда нам лучше ехать" - "Он говорит, езжайте куда ближе". Эй, парень, мы из России, нам везде далеко.
Так мы прозалипали лето на skyscanner.com и ничего (бы) не выбрали. Но они очень вовремя анонсировали концерт в Тель-Авиве 5 декабря, "на Ханукку!" - сообщала ремарка. Их родная страна, аутентичные условия, Ханукка, безвизовый въезд, билеты туда за 4 тысячи, обратно за 5 - всё, не считая учебного времени, было в нашу пользу. "Дорогая мама, не могла бы ты одолжить мне денег для покупки билетов в Израиль?" - писала я маме в августе из Германии, ожидая справедливого гнева за желание постоянных разъездов. Но последовала лишь финансовая помощь )) Кстати, обратный билет подразумевал 26-часовую пересадку в Афинах, оттого я за него ухватилась сразу же.
"ЮЛЯ
ГРОБЫ СТЕНЫ ГОЛГОФЫ СИНЕДРИОН
ЮЛЯ МЫ ТАКИЕ КЛАССНЫЕ БУДЕМ" - нескончаемо писала я своей спутнице. "Ой вэй, положила 750 шекелей!" - говорила я в ответ на просьбу перевести денег. И всё такое.
И никому не скажем ни за что, чтобы не сглазить! - заключили мы.
Ну ладно, примерно за пару недель до отъезда я поделилась информацией с Егором. Но тут молчать было, сами понимаете, невозможно ) Он вручил мне увесистый путеводитель Insight Guide и без устали отвечал на мои вопросы, блещущие тупостью, вроде "как доехать из дома до аэропорта в шаббат и не облажаться?" Не будьте такими же классными, как мы, не покупайте билеты на такое время! )
Греческую визу мы получили почти без проблем - изначально подав на транзитную, обнаружили, что она отменена (нам об этом сообщили по телефону в посольстве, и нигде более информации мне найти не удалось), во вторую попытку работники визового центра грубым росчерком замазали все мои бесчисленные прежние имена, фамилии и отчества, которые я старательно выводила, дабы доказать, что я - именно тот человек. за которого себя выдаю, а потом удивлённая женщина из консульства по телефону интересовалась, что мы собрались делать в Греции один день.
Через Couchsurfing мы нашли доброго музыканта, пищушего, что ему, мол, всё равно, чем его гости занимаются, it's rock and roll all around. Отлично, говорим мы, не будет приставать и требовать активного вовлечения.
Я купила шампунь, пахнущий - как пишут, прованскими травами, как кажется - именно тем, чем должно пахнуть на Ближнем востоке всё, мы собрали все необходимые пожитки (мой чемодан - 12 кг, вмещает целиком моим вещи и наполовину вещи Юли) и утром в понедельник, 2 декабря, сели (по настоянию моих родственников) в такси до аэропорта Домодедово.

*итоги: какие мы молодцы, что не выбрали ни то, ни то (хотя могли бы, ибо как минимум бесконечно положительный настрой КФ и Ко гарантирован). Ибо: перед Анкарой Коби неясным образом профейлился и потерял голос настолько, что коммуницировал с людьми разве что через фб и делал трагические чёрно-белые фото в повязке instagram.com/p/fIk1H4Gz0Y/. К Стамбулу он как-то (по волшебству, не иначе, это всё малиновая вода и иисусьи кудряшки) пришёл в себя и пел там Estarabim (турецкий рокенролъ), чем очень радовал публику, но европейцам (а мы всё же больше они, чем другие) там однозначно не место - слишком восторженно потом он пишет об "арабах, палестинцах, сирийцах, египтянах, турках - и все здесь", чтобы нарушать эту чудную (без сарказмов) ближневосточную идиллию ("the rarest thing that can happen is happening right now") и встревать.
instagram.com/p/fVNA7ymzxg/ - "My beloved istanbul. Israelis on stage while crowd consists iranians. Syrians. Egyptians. Tunisians. Palestinians and turks of course."
NB: с этой несчастной Анкарой имеет место также история, заслуживающая упоминания хотя бы в неизбежном контексте (святые угодники, когда я прекращу сравнивать) Placebo. Все эти оппозиции выходят непроизвольно, уж очень иллюстративно. Некий товарищ написал КФ на стену в фб, мол, я приехал из Аданы (неясная глухая местность в Турции) в Анкару, ждал этого чёрт знает сколько лет, наконец накопил на все билеты, и вот я здесь - а вы нет, и концерта нет, и ничего нет. "Ох, дружище, I was badly ill" - (безграмотно, ибо кто ж сочетает наречие с именной, а не с глагольной частью речи? Только мой любимый еврей со своим Sometimes-Broken-English) отвечает ему Коби. "Но, хочешь, приезжай в Стамбул, будешь нашим почётным гостем. Футболку подарим тебе, диск, все дела. Можешь?" - продолжает он. Парень, к сожалению, не мог уже никуда. Но. Но. Сам факт. Извините, но раз уж я начала: вот так написали бы Молко (миллион прецедентов) - никто не считает, что он притворяется и отмазывается от концертов, не настолько мы упороты. Но реакция самого солиста. А. Половина планеты - почётные гости концерта Placebo. Я, в общем, тоже.
спойлер (предсказуемый): Фархи = максимально возможный в его положении сгусток добра. Луч добра. Воплощение добра. Что хотите.

*дорога от Тель-Авива до города Ариэль занимает от получаса до часу по разных сведениям. Туристические сайты более оптимистичны, наш товарищ Ури более мрачен.

@темы: tamoh temimah, life itself, j'essaie, about a girl

00:52 

валяется в черновиках давно; решила не ждать фотоматериала.

ADHUC VIVO
Авторские (в значении, скорее "личные") заметки о поездках одновременно имеют и не имеют смысл. Имеют - потому что, во-первых, многим интересно ознакомиться с чужим опытом пребывания в ином месте, взяв на заметку некоторое количество открытых автором лайфхаков и приняв во внимание предостережения от бездумной траты денег и иных неорганизованных активностей, которые могут подстерегать каждого, не вполне знакомого с "инструкцией по применению местности". Причина же отсутствия смысла до очевидности банальна - опыт каждого индивидуален (ну, если это, конечно, не товарищ без отсутствия воображения, прикупивший тур "всё включено"), и знакомиться с ним стоит больше для формирования общего схематичного представления одного из множества вариантов провести время.
Места, люди, события, деньги, словом, всё, коль вы этого желаете, найдут вас сами - заключение, к которому я пришла после проведения пары недель там, где умение дойти до метро мне казалось поначалу немыслимой удачей. Незнакомое место удивительно быстро перестало быть незнакомым, и я до сих пор не знаю, чья это заслуга - умелых урбанистов и топографов, сделавших города Германии удобными и приятными для жизни; наших профессоров, последовательно погружавших нас в аутентичную среду, составивших подробнейшие планы и готовых ответить на любые вопросы; или некоторой доли чутья и удачи в совокупности с удивительным чувством зоны комфорта.
Если сразу перейти к главному без хронологических рассусоливаний, то главным моим выводом является следующее. Берлин - это Москва, но без недостатков. За что я люблю Москву? За непреходящую актуальность фразы из учебника по английскому языку за 7 класс: "It is a city where a lot can be seen and much can be done". Здесь практически невозможно не найти работу (даже по специальности; зарплата - иной вопрос), возможности получить информацию и завязать знакомство, публичные мероприятия со свободным входом, бесплатные секции и кружки (нужно всего лишь немного погуглить) - словом, всё, чтобы никто не потерялся и не почувствовал себя неприкаянным, будь то коренной житель или приезжий. Не люблю же за всё вполне стандартное: высокие (кажущиеся вполне адекватными, ну, или, по-другому-невозможными, здесь, но становящимися абсурдом в сравнении даже со страной-предметом моего повествования) цены; шум и духота в метро, где так или иначе приходится проводить много времени; сложности с топографией и обнаружением нужного места даже для москвича; отсутствие мусорных корзин в метро; ставший скучной притчей и обсуждённый бесчисленное множество раз уровень вежливости - в целом, ничего нового. Более или менее мелкие неурядицы и пункты, которые воспринимаются как неотъемлемый элемент городской жизни, потому отсутствие их в иной густонаселённой столице воспринимается как крайне неестественный момент, вызывающий неподдельное удивление.
Как вы понимаете, всё, за что сейчас мной осуждена страдающая Москвушка - это и есть пункты, по которым Берлин (да и Нюрнберг с Дрезденом тоже) заполучает баллы. Тихое метро (особенно S-Bahn, являющийся практически аналогом электричек) (разве что U-Bahn Нюрнберга убийственно напоминает наш, как по оформлению, так и по уровню шума), табло с указанием времени прибытия/ожидания не только в подземке, но и на автобусных и трамвайных остановках (!), вежливые люди, всегда готовые помочь (допускаю, что нам просто везло), отсутствие неразберихи с улицами и домами (хорошо, только один раз), возможность присесть на травку рядом с водоёмом в черте города (особенно Эльба в Дрездене) (нет, безусловно, в Москве тоже есть такое, но тем приятнее найти это где-то далеко, плюс в Эльбу можно заходить), цены на продукты не выше каких-нибудь перекрёстко-пятёрочных (особенно всем уже надоевшие пункты в виде дешёвого риттер спорта, дешёвых смузи, в общем, видимо, дешёвого или очень даже доступного всего).
На самом деле этот пост изначально задумывался, конечно, не как сравнение двух столиц в пользу какой-то из, не как ругань несчастной "Этой Страны". Я всего лишь пыталась начать с некоторой апологии собственных действий, объясняя, что пишу об опыте путешествия в наибольшей степени не для снабжения лайфхаками и советами (хотя всегда готова, но они либо узкого пользования, либо могут не пригодиться), а для того, чтобы в образно-заметочном стиле (в котором мне удобнее всего писать, впрочем, для широкой аудитории такая манера едва ли продуктивна) поделиться своими впечатлениями. И прежде чем перейти к непосредственно хронологическому (почти?) повествованию, можно внести ремарку, что нижеследующее изложение может носить простенькое, но отражающее положение дел заглавие: "Хорошо".

das ist richtig gut

@темы: about a girl, j'essaie, нихт фергессен

00:56 

Durch Mitleid wissend, der reine Tor; harre sein', den ich erkor.

ADHUC VIVO
Этот пост следовало написать уже очень давно. Warning: возможна неполнота описаний и комментариев; надеюсь на отсутствие радикальной беды с языком и стилем. Энивей, я рада фидбэку.

Что читаем (точнее, пишем - тут почти нет ни сюжета, ни героев, только в общих чертах):
читать дальше

Непосредственно после окончания просмотра я не могла выдать не то что связной фразы по поводу, но даже набор междометий казался неподходящим и неуместным. Однако я никогда не напишу ни одной статьи, если не приучу себя излагать оформленные мысли по поводу того, что мне нравится (хотя ниженаписанный материал можно с натяжкой назвать, наверное, разве что ну очень потенциальной статьёй).
В один такой четверг 28 февраля мы с Юлией решили посвятить вечер не работе над курсачами, которые угрожающе стыли, а, как гласил анонс мероприятия, "Виниловой вечернике в арт-кафе Этре". Ди-джей, обладающий обширной коллекцией пластинок, в этот раз знакомил публику с первым периодом творчества небезызвестного Зигги Стардаста, он же Aladdin Sane, он же Дэвид Боуи. Его представляли как "неподражаемого музыкального гуру", "знатока баек", однако я не могу сказать, чтобы он действительно рассказывал интересные истории или вообще преподносил какую-то значимую информацию. Преимущественно он говорил, мол, а эта песня с такого-то альбома, тут продюсер такой-то, а на таком-то инструменте играет тот-то, давайте её послушаем (что, впрочем не выглядело лишним или каким-то странным, просто очень уж контрастировало с описанием прославленного музыковеда).
Боуи, безусловно, был отличный, я записывала на форзаце книги Бухарина о своём детстве названия всех понравившихся песен, коих было подавляющее большинство.
На выходе из кафе Юля говорит: Нужно взять бесплатный номер "Большого города".
Не помню уже, почему я взяла тоже.
Приехав домой, я его открыла и где-то в районе первых страниц в культурных анонсах обнаружила заметку о трансляции "оперы Рихарда Вагнера "Парсифаль в кинотеатре "35 мм" в ночь с субботы на воскресенье".
И я думаю: ого.
Полезно было бы посмотреть на материал собственного псевдокурсача относительно вживую.
900 в партер, 1200 на дальнем. Билетов осталось не более 20. И я думаю: кхм. Но ведь всегда можно что-то придумать. Мама говорит: как ты собираешься в три часа ночи добираться одна? Верно, мама, думаю я и пишу Илье, который меня не видел довольно давно и жаждал сходить со мной на что-то "высококультурное". Мой дырявый кошелёк студента был спасён.
Последующие дни были всё же посвящены курсачу - ровно до вечера субботы, когда мне предстояло облачиться в зелёное платье и отправиться в "35 мм". Трамваи нещадно тормозили, как это часто бывает "у нас на раёне", в метро со мной пытался познакомиться сомнительного вида молодой человек, и, чтобы он отстал, мне даже не пришлось ему говорить, что я, например, пидарас. Хватило ответа "заебись" на вопрос "как учёба" - незадачливый пикапер был явно расстроен низостью моих речей. И поделом. :3
Трансляция начиналась, кажется, в 10 вечера (а, может, и в 9). Было, разумеется, холодно. Билеты нужно было получать в кассе по распечатке, и уже казалось, что мы нешуточно опаздываем. По часам представление уже начиналось, а мы всё ещё стояли в очереди у кассы. Тем не менее, когда мы зашли в зал, экран демонстрировал приготовления оркестра, но никак не само действо, так что можно было выдохнуть и сесть спокойно (разумеется, дальние места, с которых открывается очень неплохой обзор).
Начало оперы оказалось длинным, пространным и, возможно, даже где-то затянутым, музыкальное вступление, сочеталось с практически отсутствием сценического действия. Сразу же были заметны непривычные (как мне казалось) для сюжета костюмы офисных клерков - чёрные брюки, белые рубашки на всех участниках, кроме баварского тенора мировой известности Йонаса Кауфмана, поющего партию главного и заглавного героя и облачённого в чёрную рубашку.
О первом акте сказать практически нечего, поскольку кроме завязки действия с то и дело падающей на землю Кундри, подстреленного ещё ничего не знающим о боли и смерти Парсифалем лебедя и открытия трогательных чёрных теннисных кед на Кауфмане, в нём ничего особенного и не происходит.
читать дальше

Сетования и нытьё Амфортаса на свою рану и следственное положение казались мне неприлично растянутыми то ли из-за отсутствия привычки к прослушиванию оперы, то ли из-за убийственного желания спать, ввергавшего меня в панику при мысли, мол, а это ведь только начало! От стыда за собственные неадекватные зевки в ладошку хотелось уйти и не позориться, и лишь чудом мне удалось дотерпеть конец первого акта. Купленный за (прости господи!) 200 рублей большой стакан кофе в буфете помог мне относительно прийти в себя.
Второй акт можно ёмко охарактеризовать замечанием, что на него было потрачено семь тысыч литров искусственной крови (в антракте после демонстрировались виды отсасывающих её шлангов, раскиданных по всей сцене). Кровь на платьях девушек-цветов на полянке перед дворцом злого волшебника Клингзора (к слову, его исполняет русский артист),
читать дальше

кровь, хлюпающая под ногами Парсифаля, кровавые разводы на необъятной кровати, покрытой белыми простынями (выносилась на сцену совершенно неприкрыто и прямо-таки маршевым строем), на которой сладострастная Кундри пытается склонить до неприличия наивного (reine Tor) Парсифаля к греху, но ей это, конечно же, не удаётся. Возможно, здесь не место пересказывать сюжет и отмечать темы, но, к слову, осознание (или, во всяком случае, его зачаток) сути мира приходит к П. именно в момент, когда он ясно понимает, на что намекает эта женщина, (хотя, казалось бы, вон, уже рубашку расстегнул, обнажив умиляющие складки на пузике, ибо по общеизвестному стереотипу оперные певцы априори не могут быть худыми).
читать дальше

Йонас, в первом акте певший как-то вполсилы (или просто не успевший раскрыться на довольно ограниченном количестве фраз в своей партии), во втором (сцены страсти и вообще сильных эмоций, безусловно, располагали) распелся вовсю, что достигло логичной кульминации в отрывке, посвящённом осознанию страдальческой сути мира "Amfortas! Die Wunde!".
читать дальше

Не уверена, что в данной ситуации уместны ещё какие бы то ни было бытовые подробности, однако кофе хоть и сработал, но не на 100%, посему пришлось выскочить на мороз второго антракта и приобрести редбулл без сахара (а потом страдать, потому что пакетик шуршит), наконец-то приведший меня в необходимое состояние.
Что можно сказать про третий акт? Он не-ре-а-лен. Он восхитителен. Он восхитителен уже по своей сути как переосмысление Страстной Пятницы. Каждое действие, каждый жест и поза, омовение уставших запыленных ног Парсифаля вечной грешницей Кундри и последующее её им крещение, облачение его в белоснежную рубашку, оттеняющую седину вернувшегося по прошествии времени Спасителя, - всё представлялось чем-то совершенно точно посвящённым не посюсторонней реальности. Режиссёр вместе с композитором постепенно, по капле нагнетали обстановку и готовили зрителя, чтобы под конц обрушить на него массив напряжения, едва ли возможного для бесстрастного переживания. Отдельно стоит отметить старания художников и декораторов, создававших фон, который в первом и втором актах практически не менялся, зато в третьем перелился из палитры цветов с картин фламандцев XV века в апостольский персиковый рассвет.
читать дальше

Над головами столпившихся в ожидании если не пришествия, то тем не менее терзаемых предчувствием (своего рода "une presence ambigue, une presence inconnue") чего-то грядущего и великого блестит копьё Парсифаля, и сложно сказать, нужны ли после этого дополнительные слова, арии и комментарии. Мой перцептивный центр справедливо вынес отрицательный ответ и разразился восторженными слезами.
читать дальше

Завершить можно цитатой Анри Лиштанберже:"Вагнер был одарен необыкновенной нервной впечатлительностью, и что эта постоянно возбужденная, вибрирующая, напряженная чувствительность обнаруживается в его художественных произведениях; слушание драм Вагнера не обходится слушателю без некоторого утомления, и, я думаю, трудно уйти с представления, например, “Тристана” или “Парсифаля”, не чувствуя настоящего нервного потрясения, независимо от всякого эстетического удовольствия."
Той ночью мне удалось узнать, что имеют в виду поклонники и исследователи, говоря "гениальный Рихард Вагнер".

p.s. Относительно актёрского состава впечатления несут явную личностную окраску. Если в прекрасности голосов всех и каждого можно сомневаться едва ли, то внешность же остаётся для придирчивой меня под вопросом. Кундри напоминала Тарью Турунен в летах, Гундерманц - предпринимателя из Екатеринбурга, а Амфортас - торговца в кабаке (почему?!). Один лишь Парсифаль (в известной степени смазливый) был не просто весьма хорошо собой, но и смотрелся во всей своей роли и каждом действии на удивление естественно.

тут можно насладиться восхитительными цветами фона и послушать режиссёра (вкратце и по делу)

@темы: j'essaie

01:15 

скудно.

ADHUC VIVO
Могу вам показать своего еврейского друга. Ему 32, он знает Коби с незапамятных времён 1993 года, это даже раньше, чем я родилась, у него странный юморок, но иногда это даже смешно. Если он только не начинает звать меня "Полинушка Фархи".
Его зовут Ури.

Я разговариваю с Петром, Пётр хвалит мой кейс, исправляя два залипа в грамматике (как только Бурова их пропустила?)

Я сажусь в машину к новому инструктору, у него за зеркалом заднего вида висят чётки. Чёрные такие, недлинные, уютные. Ругать православие нынче модно, но знаете, так здорово без дурацких икон в автомобилях. Инструктор говорит, что я к успеху иду (тьфу-тьфу!).

Ходили вчера с Ильёй в Метрополис искать ему штаны, а мне нечаянно нашли купальники, и я, конечно же, купила их в свойственном стиле "сделки года", потратив на две штуки девятьсот рублей. Ибо я могу купить штаны за десять евро, а конвера - за пятьдесят, и это при том, что дешевле семидесяти их найти проблема. Всё дело в том, что я берегу своего внутреннего еврея, вот сейчас шаббат, а я нечаянно сочинила несмешной анекдот про рош-ха-шану, которая будет иметь место уже в среду.
Явился Илья (accidentally!) в образе какого-то КФ - характерная небритость, отличные (не знаю, каким образом ещё можно это охарактеризовать) джинсы, смешная футболка, торчащие вены и браслетики-побрякушки.

Я понемножку в шутку схожу с ума, нашла собственный рецепт - слушать Грига и Вагнера одновременно. Не могу играть Morgenstimmung спокойно, на середине строчки останавливаюсь, выдыхаю, чуть не плачу, слишком хорошо всё это, слишком замечательная музыка, а я позорный игрец. Нашла в нём два ну совершенно, типично вагнеровских аккорда, теперь думаю, что жила не зря, безостановочно их нажимаю туда-сюда, туда-сюда. Если прибавить к этому вариацию на тему аккордов Where did you sleep last night? Нирваны, которая как-то сама собой сложилась у меня в первый вечер в Дрездене на хозяйской гитарке, то совсем страшно становится. Тем большей убогостью кажется использовании увертюры из "Тристана и Изольды" в "Меланхолии", она тоже ведь крутилась туда-сюда, и это ужасно.
Всё-таки высший пилотаж - уметь облекать всё это, это всё, знаете, такое ужасающе беккетовское "это всё" в слова. И если с восхищением человеком, телесностью, короче, чем-то примитивно-эмпирически первично ощущаемым можно что-то поделать, надёргать эпитетов, в конце концов, притянуть за уши качественные характеристики, то с музыкой всё сложнее, запутаннее, неопределённее, неосязаемее, эфемернее, если угодно. Она утекает из-под пальцев, ускользает её смысл, не собирается он тебе так просто открываться. И если так пойдут дела, ты при всём своём желании и своей любви не сможешь написать годный текст и продать знания. Но раскопал же как-то Хайдеггер бытие (хотя он уже которую страницу не может подступиться даже к тому, как правильно задать вопрос о нём), зацепил его и раскрутил. Всё можно, всё дозволено в этом поле.

Прошу простить. Сегодня 2001-й День рождения одного из самых несчастных и непонятых созданий на земле, третьего императора Римской Империи Гая Германика, более известного под довольно чмошным агноменом "Калигула". Ни одному, даже самому клинически свихнувшемуся принцепсу не понравилось бы, если бы его звали, мол, эй, Башмачок! То-то же.

@темы: sounds of laughter shades of earth, life itself, j'essaie, incoherence, i fucking love history, english, motherfucker! dost thou speaketh it?, tamoh temimah, рим спасен и мир спасен

08:56 

semi.

ADHUC VIVO
Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь.
Песн. 8:6.


O ven! ama!
Eres alma,
Soy corazon.
Gwynplaine - à Dea, "L'homme qui rit", V. Hugo.


Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри.
Ин. 1:46


you're not eloise who drives her pierre crazy
and messes things up
bringing both them to death
with no ransom existed
you're bathsheba
whom to get
I just need to reach out my hand
and take you
and no one suffers
you're ruth who will follow me
in my faith
wherever I go
what a rocky road may be
through fire and water
through storms and floods
you're rebekka who pours water
taken from abyss
onto me
purifying me
redeeming me
you're beatrix
a guiding light
when I'm lost in swamps
lost in catacombs
and I'm finding my way
from the clot of pain
through fire and water
through storms and floods
calling for eternal force
which keeps wandering
through space and time
through fire and water
through storms and floods
you're drunken fencing
with gauguin
the one which turns insane happy
never fails to do it again
set on fire, drown in water
pray for flood, raise a storm
how else can I show
no dimension can change
that you're mine
put you as a seal upon my heart
you're mine.

Симени ке-хотам аль-либех, ке-хотам аль-зроэх: ки аза ке-мавет аhава

@темы: j'essaie, english, motherfucker! dost thou speaketh it?, about a girl, tamoh temimah

21:36 

ADHUC VIVO
Сейчас я буду впервые откровенно нескромной и скажу, что мой кейс весьма хорош и качественен. Увы, моя учитель английского так не думает. Хотя суммарный балл 8,25, что выглядит неплохо, но я хотела 10. чтобы отправить Фархи, потешить его эго, мол, о тебе в вузах пишут!
а вы почитайте.
p.s. первый абзац какбэ намекает, что плацеболавера из себя не вытравить ну никак и никогда.)
читать дальше

@темы: ягеллониан, tamoh temimah, j'essaie, english, motherfucker! dost thou speaketh it?

23:22 

Orphaned Land - The Road to OR-Shalem (DVD), Tel-Aviv, 10.12.2010

ADHUC VIVO
Под размеренное женское пение акапелла по экрану побежали чёрно-белые полосы. Камера переключается от плана зала, шумящего в нетерпении, на план самого экрана. А на экране - (консилиум анатомов в ленте моего твиттера утвердил, что это "внутренняя сторона предплечья", так что именно на этом месте) - знакомая цитата из "Песни песней", въевшаяся чернилами под кожу. Кисть захватывает тонкий чёрный ремень тфилин, ловкими движениями он оборачивается по левой руке и фиксируется, обмотав средний палец. Человек выпрямляется. Он находится в очень тёмном помещении, и свет падает так, что мы можем увидеть только вторую коробочку тфилин, закреплённую на лбу, и часть лица (некоторое время взгляд всей женской части смотрящей аудитории задержался на трепещущих ресницах). Человек поднимает талит, задерживает его перед собой, а затем перебрасывает за спину - и тут освещения становится достаточно, чтобы узнать бессменного солиста группы Коби Фархи, если вдруг кто-то этого ещё не сделал.
screen1

Но время свидания тет-а-тет с молящимся иудеем не длится более полутора секунд, потому что в следующее мгновение софиты и цветные прожекторы заливают своей мощью сцену, зал взрывают дружные гитарные аккорды Halo Dies, и на минуту кажется, что это совсем-совсем обычная рок-группа, каких по всему миру тысячи. Но нам не даст ошибиться вышивка на форменных майках музыкантов - אור (OR, то бишь light, что согласуется с концептом альбома).
screen2

Сделаю личную вставку и скажу, что по внешнему виду у меня есть две существенные претензии к Коби. Субъективно - все люди как люди в конверах или в чём-то конвероподобном, а он в каких-то довольно уродливых и унылых ботинках. Ну у тебя же есть конвера, боже мой, к тому же, в ботинках запариться недолго. Более существенно - у тебя есть майка с вышивкой, почему ты её не надел?!
Коби впрыгивает на сцену последним и радостно машет всем и каждому, раздаёт приветственные фразы на иврите направо и налево, поёт куплет, радуя всех, поёт следующую часть, гроуля, радуя всех и печаля меня (хотя я всё-таки уже свыклась, ибо даже гроул не способен лишить этого человека налёта милашности, а только подчёркивает её) Слова, которые в гроуле должны звучать как минимум устрашающе, у него совершенно не выходят таковыми, напротив, они получаются трогательными, а раскинутые в стороны бледные татуированные руки с острыми локтями только усиливают это впечатление :3 (не то чтобы я фапала, но такие детали невозможно не отметить, и да, он симпатичен весьма)
screen3

Только первая песня - а все участники группы выглядят бесконечно счастливыми (обычно такое бывает к концу концерта, когда ты успел зарядиться энергией от игры и зала). Йосси улыбается абсолютно всегда, в противном случае он может быть разве что сосредоточенным или подпевать (сначала мы считали, что самый счастливый еврей это Коби, но вспомнив о его вечной проблеме с личной жизнью, переключились на Йосси, который хоть и в разводе, зато у него две милые дочери этак младшего школьного возраста, которых он таскал в студию звукозаписи и даже засветил в документалке), басист Ури предался любимому занятию - хайротрясу, драммеров вообще печальных мне не попадалось, Матти закрывается кудряшками, но мы же знаем, что он, как и все, крайне был доволен тем, что он делал.
screen4

Периодически оператор выбирает довольно смешной ракурс, когда действо предстаёт в совершенно ином свете - снизу под углом. Оттуда кажется, что Коби вытворяет со стойкой весьма непристойные штуки, когда на самом деле выясняется, что он всего лишь машет ей по направлению к залу и обратно, предварительно перевернув вверх ногами.
Коби обменивается радостными взглядами и улыбками с драммером, которого мы любя зовёт Шмуль (он Шмуэли), микрофонная стойка светится глэмрок-блёстками.
screen5

Наступает длинная музыкальная вставка, во время которой мелодия погуляла по всем тональностям, а ритм - по всем размерам. Коби использует её для того, чтобы потанцевать с микрофонной стойкой во всех позициях, что он продолжит делать на протяжении всего концерта. Вопрос, почему бы ему в это время не занять себя игрой на каком-нибудь инструменте, вплоть до треугольника, для меня открыт. После виртуозных гитарных риффов и переборов Йосси и Матти, в которых смешиваются мотивы, характерные одновременно для Scorpions, AC\DC и арабских танцев, и мелодически вполне явно предваряющих финальную голосовую партию, голос Коби, распевающий мелодию без слов, расширяющуюся с каждым новым звуком, кажется чем-то потусторонним. Он клялся и божился в одном из интервью, что петь сроду не учился нигде и ни у кого, всего лишь подпевал с детства всему, что слушал. Разумеется, годы, а в его случае уже и десятилетия практики взяли верх над дилетантизмом, но одна наивная деталь всё ещё с ним - иногда он берёт дыхание словно бы всем телом, и это настолько заметно, что аж майка дёргается :)
Песня резко обрывается ударом по барабанам, и зал тут же погружается в шумный восторг. Вскоре, однако, эта мешанина ора приобретает очертания. Симпатии зала делятся: группа поголосистее вопит: "Ко-би!", группа потише скандирует: "Or-phaned-land!". Коби, прислушавшись, парой едва уловимых движений утихомиривает первых и превращает весь зал во вторых. Этот поступок, на самом деле, является отражением всей философии (да-да, её) группы - знаете, есть известная фраза, мол, когда мы вместе, никто не круче. Так вот, она могла бы получить здесь неожиданный контекст - не "мы самые крутые и лучше всех", а "каждый из нас крут, нету ни одного, кого следует почему-то выделить, мы сильны в своём единении, unification".
Понаслаждавшись некоторое время тем, как всего за одну песню им удалось привести зал в поистине экстатическое состояние (хотя для чистоты картины стоит сказать, что Брайан Молко может сделать то же самое, уже дойдя до сцены и не отменив концерт за полчаса, хотя бы выйдя и сказав привет, можно даже не петь), Коби подходит к микрофону и трогательно делится впечатлениями: "Wow!"
Фактически Birth of the Three начинается с детского голоса, пущенного, скорее всего, дорожкой с ноутбука, как и некоторые другие звукоряды, но песня как история, эмоция, облечённая в слово, начинается снова с гроула. И на этот раз уже совсем смешно. Хоть бы лицо пострашнее сделал, ну ей-Элохим. Хотя он старается как-то исправить положение, поигрывая зачатками бицепсов, но давайте мы посмотрим правде в глаза и признаем, что Фархи такой же качок, как и металлист, то есть ну разве что чуть-чуть.
screen6

Видимо, дабы и рыбку съесть, и на хуй сесть удовлетворить самую взыскательную аудиторию, практически всегда после части с гроулом следует прекрасная вокальная линия, на которую Коби переключается без труда и ухищрений. Хотя, судя по музыкальному аккомпанементу, всё же функции гроула придаётся такое значение не из-за того, что ему лень или не нравится петь обычным тенорком, но потому что у гроула, в общем, нет мелодии, и голос здесь скорее рассказчик, непосредственно передающий сообщение, нежели певец.
"Музыкальную паузу" в этой песне Коби решает посвятить не танцам со стойкой, а играм в массовика-затейника с физподготовкой - машет руками соответствующим образом, недвусмысленно намекая залу делать то же самое. Зал, безусловно, соглашается.
Продемонстрировав после ритмичного гроула непринуждённый полуминутный уход в баритон, Коби протягивает обе руки по направлению к залу - микрофонная стойка их разделяет, но он сводит кисти друг к другу и поворачивает ладони вверх - как молящийся мусульманин с Кораном в раскрытых руках.
screen7

Так он солидаризируется со своими поклонниками мусульманами. Аналогия концерта, который даже назвали Synagogue for metalheads и на котором присутствовали, как мы позже сможем увидеть, представители этак десятка стран и уж точно всех крупных религий, с храмом, где каждому рады и каждый чувствует себя как дома, куда приходят с добром и тянутся к прекрасному сообща, очевидна. На час-другой на концертах этой группы останавливается любая вражда и разногласия - люди пришли насладиться любимой музыкой, и они едины в этом стремлении. Именно в этом и заключается беспрецедентное значение всей деятельности OL как рок-группы (нет, и всё же не металл, простите меня, парни!)) на всём Ближнем Востоке. Как неоднократно подчёркивал Коби, те, кто в обычной жизни ещё недавно ненавидели исповедующих другую религию, на их концерте оказываются с ними плечом к плечу и радуются одному и тому же - утопия? Реальность. Музыка превосходит политику, религию, предубеждения - всё.
Если, кстати, заглянуть в текст исполняемой песни, можно заметить, что Three - это три авраамические религии, звезда, полумесяц и крест (эту тему они плодотворно развивают в альбоме. который выйдет 24 июня спешите сделать предзаказ), то самое гармоничное единение, к которому они так стремятся - и которое происходит здесь и сейчас, прямо на их глазах.
Протянув руки к залу, Коби поёт нечто, чего нет в официально выложенном тексте песни, и где раскатистая "р" говорит мне, что это даже не иврит. Вполне возможно, что это цитата из Корана - он цитируют всё, что им кажется важным и целесообразным, будь то Ветхий Завет, Хадисы или Апокалипсис.
Звук, похожий на удары часов, возвещает, как будто что-то ГРЯДЁТ. Коби, увидев, что цель достигнута, что от единичного экстаза толпа перешла к состоянию единого упоения, дождался перебора бузуки и махнул рукой залу, мол, подпойте мне! повторите за мной сейчас. что бы я ни сделал! Но зрителям уже не нужны его указания, его энергия словно расконцентрировалась по залу, и он достиг некого подобия синхронизации действий и понимания. Он начинает снова напевать мелодию без слов, отдающую народным мотивом, прыгает в такт - каждый пришедший на концерт без вопросов делает то же самое. Колышутся волнами флаги Израиля и полотнища с символикой группы, беснуются людские тела, путаются друг в друге руки, а Коби знай себе прыгает. И радуется.
screen8

Перед репризой Коби наконец-то вспоминает, как это - сделать страшное выражение лица, на секунду останавливается и рычит в микрофон: "Тель-Авив!" (это очень смешно, я не смогла оставить это без иллюстрации)
screen9

На заднем плане поёт хор мальчиков-зайчиков волшебных девушек, которые легко могут оказаться сиренами, Коби успевает изобразить пальцами игру загадочной гитарной партии, демонстративно встав для этого перед Йосси. Into three - возвещает песня, Коби уходит на квинту вверх в какой-то потрясающий протофальцет и снова раскидывает руки, но, разумеется, это ни в коем случае не должно отсылать нас к распятию, во всяком случае, не сейчас. Это открытость, готовность идти навстречу и соединиться со всем (без оргических подтекстов, товарищи :). Конец песни ничем намеренно не маркирован, напротив, музыканты хоть и делают паузу в игре и уходят в глубь сцены, но сессионные артисты продолжают играть свои партии, а возможно, никто не напрягается, и снова играет ноутбук, но тренькающий одинокий звук сообщает, что вырастает Olat Ha'tamid.

Однако это, как и остальные 19 песен, будет рассмотрено несколько позже :)

@темы: j'essaie, tamoh temimah

23:21 

hey you.

ADHUC VIVO
if one day you realize you need a tattoo
or you are requested to give a brief description of yourself
i declare: you have the grounds to write upon your heart
"lasciate ogni speranza voi ch'entrate".

почему не выводятся тэги -_-

@темы: about a girl, english, motherfucker! dost thou speaketh it?, j'essaie, такие дела

23:49 

ADHUC VIVO
i recall scipio
having asked caius
if he has a refuge
a shelter
where he can always run into
if he feels that dreadful taste of tears
inside of him
and he answers:
contempt.
poor guy just didn't know anything about
hugs.

@темы: english, motherfucker! dost thou speaketh it?, j'essaie, рим спасен и мир спасен

ферцвайфельтер

главная